rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России Федерация хоккея с мячом России
Фото из книги "Легенды русского хоккея"

Фото из книги "Легенды русского хоккея"

8 сентября 2021 г., Среда

«Легенды русского хоккея». Глава 24. Фамильные ценности Леонида Палладия

Не было во второй половине 70-х годов XX века в мировом хоккее с мячом защитника сильнее, чем Леонид Палладий. Три чемпионата мира подряд входил он в символическую сборную планеты и в это же время неизменно признавался лучшим защитником СССР. Его блестящая карьера оборвалась трагично.

Последние экземпляры двухтомника можно заказать по электронной почте viarus38@gmail.com или по телефону +7 902 560 33 65

Леонид Александрович Палладий родился 26 января 1947 года в Архангельске.

Полузащитник и защитник. 182 см, 78 кг. ЗМС (1973), МСМК (1971), МС (1968).

Начал играть в 1959 году в Архангельске в детской команде «Динамо», затем в юношеских командах «Водника» (Архангельск) — с 1962 Выступал за «Водник» (Архангельск) — 1965- 1969, «Динамо» (Москва) — 1969−1979.

В чемпионатах СССР — 316 матчей, 30 мячей («Динамо» — 220, 8; «Водник» — 96, 22).

5-кратный чемпион СССР (1972, 1973, 1975, 1976 и 1978). Второй призер чемпионатов (1971, 1974 и 1977). Лучший защитник чемпионатов СССР (1975−1979). В списках 33 и 22 лучших — 10 раз (1969, 1970 и 1972−1979).

Третий призер Спартакиады народов РСФСР (1970).

Обладатель Кубка европейских чемпионов (1975, 1976 и 1978).

В сборной СССР (1971−1979) — 69 матчей, 1 мяч. 5-кратный чемпион мира (1971, 1973, 1975, 1977 и 1979) — 26 матчей. Входил в символическую сборную чемпионатов (1975, 1977 и 1979).

3-кратный победитель (1972, 1976 и 1978) и второй призер (1974) международных турниров на призы газеты «Советская Россия».

Выдающийся мастер мирового хоккея с мячом. Физически сильный, цепкий, устойчивый на коньках, отличался высокими скоростными качествами, жестко и решительно действовал в единоборствах, всегда играл с полной самоотдачей, строго выполнял тренерские задания. Хорошо подавал угловые, случавшиеся позиционные промахи возмещал отчаянной смелостью, решительно выбегал на бьющего при розыгрышах стандартных положений. В «Воднике» был бортовым полузащитником, в «Динамо» В. Д. Трофимов перевел его в линию обороны, где возможности Палладия раскрылись наиболее полно.

Неплохо играл в хоккей на траве. Выступал за «Динамо» (Москва) — 1970

Трагически погиб 28 апреля 1979 года в Москве.

Фото из книги

ПОБЕГ ИЗ АРХАНГЕЛЬСКА

О первых шагах в хоккее с мячом Палладий рассказывал в одном из интервью:

— Родился и вырос в Архангельске, где хоккей с мячом — спорт номер один. Мальчишкой стал играть в детских командах «Динамо» у тренера Евгения Георгиевича Линдеса. Затем попал в команду юношей «Водника», отыграл там два сезона и вскоре оказался в команде мастеров. Начинал правым крайним нападающим. Однако наставник «Водника» Анатолий Дмитриевич Скворцов подметил, что мне неплохо удается игра в обороне, и перевел на место правого полузащитника Немного на этой позиции поиграл и после перехода в 1969 году в «Динамо». Но после того как команду покинули два ведущих защитника — Виталий Данилов и Виктор Рыбин, Василий Дмитриевич Трофимов поставил меня в оборону. Поначалу считал, что временно, однако постепенно втянулся, почувствовал вкус к игре в защите.

— С Леонидом мы познакомились в Архангельске, когда он играл за юношей «Водника», а я — за «Волгу», — вспоминает чемпион мира Анатолий Рушкин. — Он тогда уже выделялся габаритами — ростом и телосложением. Удивительный был человек, добрый, мягкий. Но в игре никому спуску не давал!

Близкий друг и земляк Леонида, другой прославленный «русач» Георгий Канарейкин свидетельствует, что Палладий с юных лет спал и видел себя в московском «Динамо». В сезоне 1968 года наставник «Динамо» Василий Дмитриевич Трофимов взял его на карандаш (как тогда говорили).

— Мы с Ленькой учились в одной, 22-й школе Архангельска, только он на три года старше, — говорит Георгий Канарейкин. — Вместе успели поиграть в «Воднике». Тогда он был атакующим полузащитником. И мы, два лидера, старались: кто мяч первый схватит, тот и лезет вперед. Партнеры порой не успевали. Когда я перешел в московское «Динамо», после первого же сезона Василий Дмитриевич Трофимов (главный тренер) говорит мне: «Поедешь в отпуск в Архангельск, поговори с Леонидом на предмет переезда в Москву. Возьму его в команду». Встретились мы на Поморской улице, он был с будущей женой Ирочкой, и договорились позвонить Трофимову из моей квартиры. Они пообщались, и Леонид сразу дал согласие. Понимал, что открывается перспектива поиграть за сборную СССР.

Спортивный журналист Борис Валиев дальнейшие события описывал так:

«Отъезд из Архангельска превратился в побег. Во-первых, руководство „Водника“ было против его перехода, а во-вторых, Леонид в ту пору находился в таком возрасте, когда, как поется в известной песне, труба зовет солдата в поход. История умалчивает, каким образом в этой ситуации Палладию удалось сняться с учета в местном военкомате (говорят, помогавших ему в этом людей потом наказали), зато доподлинно известно, что в Москву будущий защитник московского „Динамо“ и сборной СССР уезжал тайно — боялся, что руководители „Водника“ воспрепятствуют этому. В поезд на всякий случай сел не в Архангельске, а на станции Высокогорка, что в нескольких километрах от него. И потом вплоть до Вологды ехал, по выражению супруги Ирины, чуть ли не на багажной полке…»

— Если бы Леонид захотел полететь в Москву на самолете, его точно взяли бы под стражу прямо в аэропорту, — уверяет Георгий Канарейкин. — На вокзале тоже дежурили военные патрули, Между тем в Архангельске Палладия объявили во всесоюзный розыск (видимо, для проформы), а руководители «Водника» обратились в Федерацию хоккея с мячом с просьбой рассмотреть «дело Палладия» и наказать беглеца.

— Пришлось Трофимову пристраивать Леонида в пограничное училище, — рассказывает Георгий Канарейкин. — А это же система Комитета госбезопасности (КГБ)! На первых порах он не играл, пришлось, конечно, и в казарме посидеть, и послужить как рядовому курсанту. Зато «Водник» и СКА успокоились и больше его не тревожили.

Фото из книги

Леонид Палладий (слева) и Георгий Канарейкин

В итоге Леонида дисквалифицировали на первую половину сезона 1969−1970, на лед он вышел в январе на месте… защитника. Так решил Трофимов, подыскивавший в тот период достойного партнера ветерану команды Евгению Герасимову вместо ушедших из клуба Виталия Данилова и Виктора Рыбина.

— Когда Василий Дмитриевич это объявил на первой же после дисквалификации игре Палладия, у него аж челюсть отвисла, — говорит Георгий Канарейкин. — И мы, партнеры, были немало удивлены. Видимо, увидел Трофимов на тренировках в нем задатки игрока обороны. Не защитник получился — конфетка! Меня, кстати, совершенно не жалел. Не смотрел на то, что мы земляки и я помог ему в «Динамо» перейти. Играли друг против друга и на тренировках, и на сборах. Сходились так, аж искры летели! Он постоянно говорил: «Хочешь забить? Не получится. Не пущу тебя!».

Фото из книги

Перейдя из «Водника» в московское «Динамо», Палладий сменил не только клуб, но и амплуа на поле — стал защитником

МЕСТО СИЛЫ ОТ ТРОФИМОВА

Со следующего сезона Трофимов начал пробовать различные сочетания игроков, чтобы сформировать надежную оборонительную линию. Партнерами Палладия были (сменяя друг друга) молодые Владимир Плавунов и Николай Соловьев. Вот только оба очень не хотели играть в обороне, и Соловьев после завершения сезона даже предпочел перейти в «Зоркий» (но и там оказался в задней линии, а когда «Зоркий» в 1979 году наконец стал чемпионом СССР, являлся столпом обороны этой команды).

Василий Трофимов опытным тренерским оком разглядел в атакующем полузащитнике будущего непревзойденного мастера обороны. Он прекрасно понимал, какую струнку души Леонида следует задеть.

«В защите ты на своем месте и по физическим кондициям отвечаешь уровню игрока сборной» — эти вовремя сказанные мэтром слова послужили для трудолюбивого исполнительного парня сигналом к действию. Он четко организовал свое личное время, загнал, образно говоря, его в строй и бросился оправдывать высокое доверие…

— Все, чего добился Лешка (Янко так называет Леонида Палладия. — Ред.), — заслуга главного тренера Василия Дмитриевича Трофимова, — считает экс- наставник сборных СССР и России Владимир Янко. — Он перевел его из линии атаки в оборону. Когда тренер сказал, что он будет защитником, все переглянулись и пожали плечами. Но Трофимов в очередной раз оказался прав! Палладий был очень спортивным и физически одаренным. А рядом с Женей Герасимовым и Володей Плавуновым быстро приобрел нужные защитнику навыки. Он очень быстро и по делу дорос до сборной и здорово там играл.

В беседе с автором этого материала в январе 1978 года уже бывалый хоккеист Леонид Палладий отмечал:

— Если разговор о защитниках, то мне очень нравился знаменитый свердловчанин Виктор Шеховцов, но особое впечатление производила игра динамовца Виталия Данилова. Такую считаю образцовой для защитника. Мы только один сезон играли вместе за «Динамо», встречались потом в сборной, и я всегда с удовольствием вспоминаю те матчи. Много лет играю в паре с Евгением Герасимовым, которого также считаю выдающимся мастером хоккея.

На постоянной основе пара Леонид Палладий — Евгений Герасимов сложилась в сезоне 1971−1972 и просуществовала все время, пока они вместе выходили на поле. На чемпионате мира 1971 года Леонид выходил только на замену, а вот в последующих мировых первенствах был постоянным игроком сборной, где его партнером стал Юрий Гаврилов.

Во второй половине 70-х Леонид Палладий являлся сильнейшим защитником в отечественном хоккее с мячом. Таковым его и признавали в официальной классификации.

ФАМИЛИЯ ОБЯЗЫВАЕТ

Известный вратарь Александр Теняков вспоминал:

— За двадцать лет, которые я провел в хоккее с мячом, подобных бесстрашных защитников не видел. Палладий ложился под мяч, как в канадском хоккее бросаются под шайбу. Помню, играли мы в Свердловске со СКА, в котором в ту пору блистал Николай Дураков. Подают хозяева угловой, Палладий выбегает на бьющего — мяч от клюшки-катапульты Дуракова камнем врезается ему в шлем и вновь улетает на угловой. Леня только головой встряхнул — и назад на свое место у штанги. Второй угловой — он снова на пути мяча. На сей раз замерзший плетеный шарик, летящий со скоростью под 200 км/час, попадает ему в голеностоп. Это сейчас ребята играют в качественных ботинках, а тогда они практически не защищали от ударов — у Лени сразу гематома размером с мяч. Я ему говорю: «Заменись, отдохни», — а он и слушать не хочет. Третья подача — и свистящий мяч снова находит Палладия… Вот таким он был: пока не отведет угрозу от ворот — не успокоится. Когда в раздевалке снимал форму, по синякам на его теле можно было считать количество угловых и свободных, назначенных во время игры в нашу сторону. А насколько они могли быть болезненны, можно судить по тому факту, что, например, Плавунову, который при угловых выбегал вместе с Палладием на бьющего, в Красноярске мячом сломали челюсть…

Сезон 1976−1977. На поле выходит Леонид Палладий. На заднем плане — Сергей Корнеев

— В пору моего детства, когда в Красноярск приезжало «Динамо», всегда приходил на тренировки, — говорит экс-нападающий сборной СССР и экс- наставник сборной России Сергей Ломанов. — Как-то Лешка (его так называли все партнеры по «Динамо» и сборной СССР) ударил, и мяч улетел за ворота в сугроб. Палладий пошел искать. Мальчишки обычно помогали, но в душе каждый мечтал унести домой мяч, с которым тренировались великие мастера. Была такая хитрость: нажмешь на мяч, он провалится глубже, игрок его не найдет, а потом сам откопаешь и оставляешь себе. Ходим мы с Палладием, «ищем», а я-то давно мячишко притопил! Он, отчаявшись, вернулся на поле и продолжил тренировку, а я забрал мяч домой. Как меня потом трясло: получается — украл! Очень неприятное чувство. Больше так не делал. Учился тогда, наверное, в классе третьем-четвертом. Потом я Лешке рассказал, посмеялись вместе.

Фото из книги

Московское «Динамо» на тренировке осенью 1971 года. Первый ряд (слева направо): Сергей Майборода, Виктор Рыбин, Владимир Плавунов, Сергей Лапин, Леонид Палладий. Второй ряд: Александр Теняков, Евгений Герасимов, Владимир Болденко, Михаил Осинцев, Василий Дмитриевич Трофимов, Юрий Лизавин, Николай Соловьев, Александр Козлов, Юрий Шальнов, Анатолий Мосягин, Вячеслав Соловьев

Жена Леонида Ирина дополняет:

— Вячеслав Соловьев говорил мне, что главным качеством Лени была надежность. Это действительно так: за ним всегда как за каменной стеной. Помню, в Архангельске проходил международный турнир на призы газеты «Советская Россия», мороз жуткий, а Леня с температурой под 40 вышел играть. Я потом спрашиваю у него: «Зачем?» Отвечает: «Надо было…». Настоящим был мужиком. Я так и не нашла человека, который смог бы мне его заменить…

Как тут не отдать должное фамилии защитника. Палладий — благородный металл платиновой группы периодической системы химических элементов. Имя Палладий в переводе с греческого означает «защитник», так что Леониду, видимо, на роду было написано играть в этом амплуа.

В сборной Леониду явно благоволила богиня-воительница Афина Паллада: за девять лет выступлений в составе национальной команды Леонид ни разу не испытал вместе с ней горечи поражения на чемпионатах мира: пять чемпионатов — пять побед!

Палладий — благородный металл. А имя Палладий в переводе с греческого означает «защитник». В сборной Леониду явно благоволила богиня-воительница Паллада, он неизменно становился чемпионом мира: пять чемпионатов — пять побед

— Когда мы с ним поженились, — вспоминала Ирина Палладий, — Леня жил в динамовском общежитии на «Водном стадионе» в одной комнате с хоккеистом Репсом и ватерполистом Сергеевым. Так что я не могла приехать к нему даже после того, как у нас родился сын. Но после окончания института мне, на зависть всем однокурсникам, пришел вызов из Москвы в динамовский диспансер. Нам дали двухкомнатную квартиру в Вокзальном переулке, в десяти минутах езды от метро «Войковская». Потом были, конечно, мысли о расширении: во-первых, второй ребенок родился, во-вторых, Леня своими спортивными успехами заслужил право на улучшение жилищных условий, но я по-прежнему живу в Вокзальном переулке…

Вновь обратимся к цитате Бориса Валиева: «То, что делал на поле защитник Палладий, называлось черновой работой — чрезвычайно полезной, несущей основную физическую нагрузку, но малозаметной. Он, образно говоря, рыхлил почву для урожая, плоды которого доставались другим».

Фото из книги

22 декабря 1978 Москва, стадион «Октябрь». Матч XXXI чемпионата СССР «Динамо» (Москва) — «Зоркий» (Красногорск) — 3:4. Защитник москвичей Леонид Палладий пытается противостоять напору форварда «Зоркого» Валерия Бочков

— Защитником Леонид был очень хорошим, — добавляет Сергей Лазарев. — И в жизни мы дружили. Но как-то играли в карты в гостинице на «Медео» и чуть не разодрались. Хорошо, партнеры разняли. А на кону-то копейки стояли. С тех пор решили — только в домино. На отношения тот эпизод никак не повлиял.

Жизнь защитника оборвалась трагически — весной 1979 года в московском ресторане «Варшава», что на станции метро «Октябрьская», где Леонид с семьей отмечал день рождения приехавшей в Москву погостить младшей сестры. Нелепая ссора с двумя (как позже выяснится) уголовниками-наркоманами закончится ножевым ранением.

— Когда увидел сообщение о его смерти, это стало для меня настоящим шоком, — грустно вспоминает Сергей Ломанов. — Мы же с ним были дружны и только- только приехали из Швеции с победного для сборной СССР чемпионата мира…

Подонков арестовали на следующий день. «Динамо» настояло на том, чтобы суд был показательным, с общественным обвинителем. В итоге оба получили по полной программе: непосредственный убийца — высшую меру наказания, его сообщник — одиннадцать лет строгого режима.

— Никто не удивился столь суровому приговору, — говорит Георгий Канарейкин. — Леонид же был офицером КГБ, и обвинитель на суд пришел тоже из этой могущественной организации, только в штатском. Мы на суде были, видели этих подонков: один по лицу полоснул ножом, а второй попал прямо в сердце. Только дочке его Наташеньке годик исполнился, а через три дня отца убили. С Ириной мы до сих пор поддерживаем отношения, у нее — двое внуков. Эх, с Леонидом мы такие планы строили! Он же хотел вернуться в «Водник», но уже главным тренером. Говорил мне: «Поедешь мне помогать…»

Михаил Щеглов, Игорь Зетилов

тэги: Книги Ветераны Сборная СССР

Система Orphus

Партнеры ФХМР

Международная федерация бенди Госкомспорт России Олимпийский коммитет России Ассоциация любительского хоккея Tackla - официальная экипировка сборной России по хоккею с мячом
Благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева Спорт-Экспресс Телеканал Спас Корпорация Руан