rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России Федерация хоккея с мячом России
Фото Вячеслава Айкина

Фото Вячеслава Айкина

13 апреля 2016 г., Среда

Михаил Шиляев: В армии отстоял на «тумбочке» две недели

Вратарь «Родины» Михаил Шиляев в эксклюзивном интервью журналу «Русский хоккей» рассказал о психологической и физической подготовке к матчам, службе в армии и черной кошке, своих кумирах и рождении сына, счастливом номере и своей мечте.

27 января воспитаннику кировского хоккея исполнилось 27 лет. Зрелый, казалось бы, возраст игрока для вратаря, по сути, начало расцвета. В декабре 2011 года Шиляев в составе молодежной сборной России победил на чемпионате мира в Обухово, а теперь мечтает о национальной команде.

С ЧЕРНОЙ КОШКОЙ НАПЕРЕГОНКИ

— Вратарей называют «особой кастой». Ощущаете на себе?

— Безусловно, отличие вратарей от полевых игроков есть. Говорят, в ворота встанет не каждый. Многие хоккеисты в детстве пробовали себя в «раме», но возвращались в поле. Просто кто-то любит забивать мячи, а кто-то их отбивать (смеется). На последнем рубеже — максимум ответственности. Если ты ошибешься, то исправить ошибку будет некому…

В чем еще отличие? На нас больше амуниции! Поэтому при розыгрыше угловых вратарям, наверное, полегче — не так больно, когда мячом попадут (улыбается).

— Сколько нужно времени вратарю, чтобы подготовиться к матчу физически и психологически?

— Одно от другого неотделимо. В последнее время я изменил свой подход: раньше мог не спать целую ночь, размышляя о предстоящем матче. А сейчас спрашиваю себя: «Зачем переживать сейчас? Нужно выйти и сыграть». Анализировать будем уже после финального свистка. Словом, стараюсь абстрагироваться. Для нас матч — это работа. Вы сильно переживаете перед каждым рабочим днем?

- Известно, что спортсмены — народ суеверный, а вратари — вдвойне…

— Многие знают, что кто-то сперва одевает левый конек, потом правый… Таких суеверий у меня нет. Но если мне перебежит дорогу черная кошка, то я побегу ее оббегать (смеется).

— Страсти к подковам, как известный вратарь Ильяс Хандаев, никогда не питали?

— Нет, такого за мной не водится. Но у многих вратарей есть свои «фишки»: знаю, что бывший голкипер «Сибсельмаша» Марко Хераярви складывал хоккейные чехлы в собственные ворота. Правда, не знаю, как сильно ему это помогало. Кто-то из вратарей перед подачей угловых крестится, а голкипер московского «Спартака» Артем Ребров перед игрой целует штанги.

СЧАСТЛИВЫЙ НОМЕР

— На кого-то из кумиров-вратарей «западали» в детстве?

— Я с малых лет болею за «Манчестер Юнайтед», поэтому два из трех моих любимых вратарей играли именно за этот клуб — Петер Шмейхель и Эдвин ван дер Сар. Также восхищаюсь игрой Икера Касильяса. Так что, кумиры у меня были по большей части футбольные.

— Раз уж вы болеете за «МЮ» и «Реал», вопрос: когда же Давид де Хеа переедет из Манчестера в Мадрид?

— Мне очень хотелось, чтобы этот переход состоялся еще летом 2015 года. Вся ситуация с опозданием трансферного листа на две минуты, выглядит абсурдной. Ну, а чуть позже де Хеа в качестве воспитательной меры усадили на скамейку запасных…

— Если провести аналогии хоккейных клубов с футбольными. Например, «Енисей» назвать «Барселоной»…

— Тогда нашу «Родину» можно сравнить с «Атлетико» из Бильбао благодаря политике привлечения в ряды клуба своих собственных воспитанников. С остальными ассоциациями будет посложнее (улыбается).

— 27 января Вам исполнилось 27. Игровой номер выбирали по дате рождения?

 — Да, угадали. Но это не первый мой номер: сначала я играл под номером 33. А потом где-то услышал поговорку: «Тридцать третий вечно третий». И сразу решил сменить: взял 89-й, по году рождения. Поехали мы на сбор в Швецию и там, на первой же тренировке мне попали мячом в шею. После той тренировки майку с номером 89 я больше не одевал (смеется). И с тех пор я играю под 27-ым.

— У вас за спиной победа на молодежном чемпионате мира… Цель попасть в национальную команду перед собой ставите?

— Безусловно! В сборную России вызываются самые сильные вратари, и для того, чтобы попасть туда, нужно тренироваться с утроенной энергией, расти и постоянно прогрессировать.

— Последние три сезона в сборную стабильно вызывают пару Черных-Рысев. Сможете их «подвинуть» в Сандвикене?

— Это провокационный вопрос! (Смеется) Чемпионат мира в Швеции состоится уже меньше, чем через год, но я буду стараться, чтобы меня заметили, и я заслужил место в команде.

— Считается, что дорога в сборную из топ-клуба не такая тернистая. Но на одной из встреч с болельщиками вы признались: «Не думаю, что мне стоит куда-то уезжать из Кирова и стремиться за большими деньгами». Какой стимул главный для вас?

— Честно? Мечтаю заработать на свою собственную квартиру.

«НАРЯД» НА ДВЕ НЕДЕЛИ

— Свой первый, дебютный матч на высшем уровне помните?

— Да, это было на Кубке России в Москве в 2009 году. Играли в тот день с «Водником» (6 сентября 2009 года, 7:2 победа кировчан — прим.).

— А первое интервью?

— Не поверите, но оно было в тот же день, после кубкового матча (смеется). Запомнить не сложно.

— В 2010 году вы, появившись в «Родине», буквально «пропали с радаров». Оказалось, отправились служить России. Чем запомнился армейский период?

— Главный принцип службы в армии: «квадратное катают, а круглое носят». Но если серьезно, то это серьезная школа жизни, которая оставила неизгладимое впечатление.

— Рота была спортивная? Хоккеистов частенько отправляют туда…

— Нет, самая обычная. Служил во внутренних войсках в Кирове.

— Из автомата пострелять успели?

— Не только из автомата: пострелял из снайперской винтовки, винтовки с тепловизором и пулемета. Я сейчас вам расскажу обо всем вооружении нашей воинской части. Это же военная тайна! Так что ограничимся этим (смеется).

— Рядовой Шиляев часто ходил в «наряды»?

— Очень! Один раз не вылезал из «нарядов» две недели! Ну, а что поделать? На то она и армия…

— Ваши бабушка и дедушка, если не ошибаюсь, прошли войну?

— Это бабушка и дедушка моей супруги Елены. Им обоим сейчас под 90 лет. Нина Васильевна — труженица тыла, а Дмитрий Иосифович — артиллерист. Им каждый год приходят письма от президента с благодарностями и поздравлениями. Здоровье, увы, оставляет желать лучшего, но, несмотря на возраст, они держатся очень бодро, помогают нам и поддерживают. А еще очень внимательно следят за хоккеем! Мы часто ходим к ним в гости, разговариваем — в том числе, и о войне.

Вообще наши с женой родители очень дружны: к примеру, мой папа вместе с отцом Лены вместе ходят на матчи «Родины». Причем, Владимир Дмитриевич всегда хвалит меня, а моей отец критикует (улыбается). Ну, а любимое мое блюдо — лечо в исполнении мамы жены, Надежды Федоровны.

— Тяжело вам было после армейских будней возвращаться в спортивный строй?

— Безумно тяжело. За время, которые я провел в армии, пришлось пропустить много тренировок. Сроки возвращения к доармейской форме у каждого индивидуальны. Главное, это желание перебороть себя, выдержать психологически. В общей сложности, мне понадобился примерно год, чтобы вернуться на свой уровень. В армии, к слову, я серьезно похудел. Когда уходил, весил 85 килограммов, а после возвращения всего 72.

ПОСТ СДАЛ — ПОСТ ПРИНЯЛ

— Хоккейное «образование» вам дал Анатолий Федорович Марихин, многие воспитанники которого играют на самом высоком уровне…

— Да, он вместе с нашей командой ежегодно ездил в загородный лагерь «Волна». Там мы тренировались на песке, разрабатывали голеностоп, работали с утяжеленными мячами, бегали кроссы по пересеченной местности… Поэтому неудивительно, что многие потом достигли высокого уровня, в чем огромная заслуга этого специалиста. В каждую из своих команд он вкладывал частичку себя и отдавался своим воспитанникам без остатка, за что ему огромное спасибо!

— А кто занимался вашим воспитанием за пределами льда?

— Когда мне было шесть лет, папа с мамой развелись, и мы вместе со старшим братом Александром остались жить с ней. К сожалению, через 7 лет из-за несчастного случая мама ушла из жизни… И мы остались жить с братом вдвоем. Папа помогал нам, привозил еду, но фактически началась самостоятельная жизнь. Потом я устроился на работу: хватало на карманные расходы. Саша, кстати, тоже занимался хоккеем, играл в одной команде с Олегом Пивоваровым, но закончил после двойного перелома руки.

У брата, кстати, тоже родился сын, и сейчас мы дружим семьями.

— Ваша жизнь год назад после рождения сына кардинально изменилась?

— Абсолютно верное уточнение — кардинально! Рождение малыша делит твою жизнь на «до» и «после». Я стал умнее, стал еще больше ценить семью и работу. Сейчас все твои действия направлены на то, чтобы дать своему ребенку максимум.

— Папа Михаил Шиляев — строгий или наоборот, очень добрый?

— Тут я скажу не о себе, а о своей жене. В этом сезоне именно на плечи супруги легла большая доля ответственности в уходе за ребенком. Перед играми Лена с Мишей ночуют в другой комнате, давая мне возможность сыпаться. Плюс постоянные переезды: с ноября по март я чаще бываю на тренировках или на выезде, чем дома. Но в межсезонье, обещаю, все свое время уделю ребенку и семье. Пост сдал — пост принял, как говорится!

— Как вы познакомились со своей будущей женой?

— Через общих знакомых. Я тогда только-только пришел в команду мастеров. Познакомились лично и стали переписываться в интернете.

— Дома у вас богатый животный мир: живут и кошка, и собака. Как они уживаются друг с другом?

— Сейчас с нами только собака: кота пришлось отдать дяде — слишком шкодливый (улыбается). Хотя до драк раньше не доходило. Наоборот, за их «общением» было весело наблюдать.

Животные у меня были с детства: не зря же говорят, что кошки и собаки действуют успокаивающе, а работа у нас подчас стрессовая. Была у меня собака Нюся, породы ягдтерьер. Очень злая — всю округу в страхе держала! У жены раньше жил попугай, которого мой тесть подобрал на улице: у птицы было разодрано крыло — кошки «постарались». Папа принес птицу домой, где ее выходили.

«РОДИНА МОЖЕТ БЫТЬ ВЫШЕ

— Перед сезоном положение «Родины» было незавидным, о чем команда в открытую рассказала прессе. Что помогало не выбиваться из колеи, а работать дальше?

— Крепкий тыл и поддержка в семье. Тяжелая финансовая ситуация ни для кого не была секретом. И я благодарен партнерам по команде за то, что мы выжили в столь сложных условиях.

— Летом никто не рассматривал ваш клуб в качестве участника плей-офф, однако «Родина» забралась в четвертьфинал…

— И сделала это за счет самоотверженности и самоотдачи. Не случись того кризиса, мы, думаю, могли побороться за место и повыше.

— Сейчас, к счастью, команде подыскали надежного генерального спонсора. Чего еще не хватает клубу сегодня?

— Крытого стадиона. Взять, к примеру, Хабаровск, где очень приятно играть: прекрасный дворец, отличные раздевалки, свет. Все это создает неповторимую атмосферу. А с открытием арены «Ерофей» посещаемость матчей «СКА-Нефтяника» только растет: на трибуны идет молодежь, привыкшая к комфорту, которой трудно понять прелесть русского хоккея, когда с неба валит снег…

«Родине» как раз не хватает этой самой «свежей крови». Очень бы хотелось, чтобы в Кирове как можно скорее появился крытый дворец для хоккея с мячом, куда приходили бы семьями.

тэги: Интервью Родина (Киров) Журнал "Русский хоккей"

Система Orphus

Партнеры ФХМР

Международная федерация бенди Госкомспорт России Олимпийский коммитет России Ассоциация любительского хоккея Холдинговая компания Сибирский Деловой Союз
Благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева Спорт-Экспресс Телеканал Спас Корпорация Руан Tackla - официальная экипировка сборной России по хоккею с мячом