rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России

Николай Мельников: Люблю «замагничивать»
холодильник

версия для печати

2 марта 2016 г., Среда

Фото skabandy.ru.

Защитник хабаровских армейцев Николай Мельников о профессии железнодорожника и путешествиях, семье и музыке, переездах и Дальнем Востоке — в интервью клубному изданию «PRO bandy».

В нынешнем сезоне в составе «СКА-Нефтяника» выступает целое созвездие игроков, имена которых с благоговением произносят болельщики всей страны, и за ее пределами. На их фоне Николай Мельников, влившийся в армейские ряды летом прошлого года, находится, как бы, в тени. В отличие от большинства других игроков команды, его имя редко звучит при объявлении забитых мячей и результативных передач. Его работа на ледовом поле внешне скромна и малозаметна, но при этом крайне важна. Он из разряда тех, кого принято называть «трудовыми лошадками». Он — защитник. В обычной жизни Николай столь же скромен, что и на поле. Притом что в его послужном списке значатся награды, о которых подавляющее число спортсменов может только мечтать. Однако за внешней скромностью скрывается яркая личность и интересный собеседник.

— Сложно, конечно, вести разговор с тобой обо всём, кроме самого важного — хоккея. Но, раз такие правила этого интервью… А вообще, как часто тебя осаждают своими вопросами журналисты?

— В Хабаровске, в этом игровом сезоне, мой опыт в данном плане сильно вырос. Стал общаться с журналистами в два раза больше. До этого общение, в основном, ограничивалось пресс-атташе, который есть при каждой команде и который спрашивает «не обо всём на свете», а о конкретных игровых моментах.

— То есть, вниманием прессы ты не избалован?

— Выходит, что так. Но я как-то и не переживаю…

— А отсутствие какой-то определённой награды в твоей коллекции способно вызвать переживание?

— Олимпийское золото не было бы лишним (смеётся). У меня была сильная детская школа хоккея, ещё в Новосибирске: полно вещественных подтверждений наших побед. Дома пытался одно время построить «стену славы», но при постоянных переездах сохранить её становится всё сложнее. Коллекционированием наград я, конечно, не занимаюсь. Да и странная ситуация: прихожу я, значит, и говорю: «Дайте мне медаль! На стену повешу». Нет, если заслужил — то и так дадут. Интересно ведь не само получение наград. Интересно по прошествии времени их перебирать, вспоминать былые победы.

— А ты сразу понял свою принадлежность к «спортивному братству», или был момент жестокого выбора?

— Мне повезло. Выбор меня настиг уже в сознательном возрасте — когда поступал в университет. Вопрос стоял так: учиться или играть. Хотя, обманываю. И здесь мне удалось славировать — и хоккею остаться верным и учёбе. Но первые курса два было тяжело.

— Чего тяжёлого-то? Небось, учился в физкультурном вузе и зачёты все «автоматом» получал…

— Нет! Я же железнодорожник по профессии. А по диплому: «инженер железнодорожного транспорта» по специальности «управление процессом перевозок». Уфф. Главное, запомнил, как всё это дело звучит.

— Поработать успел по специальности?

— Да нет. Уже к 5 курсу знал, что буду хоккеем заниматься.

— А в спортивный вуз почему не поступил?

— Да я как-то и не хотел. Я же поступал не ради корочки, а ради знаний. Ничего против физкультурного образования не имею — но это не мой вариант. Мне было важно расширить кругозор, овладеть пониманием других систем, отличных от того же хоккея (в этой каше я и так варюсь!).

— Так рельсы-то успел потрогать, локомотивом поуправлять?

— У меня была производственная практика. На станции летом подрабатывал. Было интересно понять, как там всё функционирует.

— Хорошо. То, что ты не получал «автоматы» даром — я понял. Но как тогда к тебе относились преподаватели? Ты же то на сборах, то на соревнованиях.

— Да, было время, когда я появлялся в универе наскоками. Прилетел, чего-то там посдавал, улетел. Одногруппники сидят уже все замученные, а мне — всё интересно. Были сложности, проблемы — но это же игра на сопротивление, это и есть — настоящая жизнь. У меня декан был бывшим лыжником. Так что сам понимаешь, спортсменам какого профиля больше везло… Мне чуть-чуть не хватило до красного диплома.

— А мыслей нет насчёт ещё одного образования?

— Да мысли-то есть… Но с нашей профессией тяжеловато их реализовывать. Это же надо, минимум, года на 3 где-то осесть. Взять тот же «Зоркий», с которым я подписывал на 3 года контракт. Сначала это был топ-клуб (Кубок Мира выиграли, во всех финалах участвовали), потом — третьими стали, третий год — до медалей вообще не дотянули. Вот тебе и долгосрочное планирование. Учёба — учёбой, но и за карьерой надо следить.

— Если сложиться житие в «СКА-Нефтянике» удачно, то за какую сферу знаний возьмёшься?

— Как бы это смешно ни звучало… за спортивную (смеётся). Почему бы себя потом не реализовать и на тренерском поприще? Менеджмент спортивный — тоже интересная отрасль.

— Давай немного сменим тему. У тебя есть опыт жизни за границей?

— У нас часто были сборы в Швеции. Но как простой обыватель я не успел побывать. Теперь, будучи в браке (4 года, на секундочку!), путешествую не один и обращаю внимание на совсем другие нюансы. Вот в Италии мы были, в Чехии. Мне Европа интересна уже на «визуальном уровне»: города, архитектура, памятники.

— Люди отличаются?

— Люди? За ними тоже забавно наблюдать. Итальянцы — горячие южане, чехи — любят детей. Сейчас, когда я уже не просто парень-путешественник, а отец, — понимаю, что и в России не плохо. Ну серьёзно!

— Как-то фиксируете места, которые посетили? Знаю, что у Максима Ишкельдина дома есть карта, где флажками обозначены страны, из которых они с женой вернулись и куда собираются.

— Мы любим «замагничивать» холодильники: свои и друзей! Как-то пытался начать ввозить в нашу страну маленькие такие тарелочки с гербами посещённых городов… но постоянные переезды (из Новосибирска — в Красногорск, из Красногорска — в Хабаровск) помогли с идеей попрощаться.

— А кто у тебя в доме хозяин?

— Я.

— Подожди, дай вопрос задать! Я имею в виду, кто принимает окончательное решение насчёт того же отпуска: например, в какую страну в итоге поедете?

— А, ну здесь допустимы и коллегиальные обсуждения. Можем с женой Наташей в некоторых случаях во время спора прям по пунктам каждый свою позицию поясняет. Но в итоге — консенсус. Брак-то у нас — официальный.

— Сколько времени нужно, чтобы съёмная квартира превратилась в настоящий дом?

— Я сторонник полного «обживания» своего жилища. Дом, по возможности, в короткие сроки, должен превратиться в то место, где можно восстанавливать силы, находиться в своём мире. Голые стены и два половика — для меня вообще не вариант! Я, кстати, оказался заложником этой своей идеи…

— Переборщил с ковриками?

— Пришлось из Красногорска тащить коробки с вещами! Вот поэтому сначала в Хабаровск приехал я, подготовил квартиру, а уже потом перевёз жену. Кстати, за неделю управился. Как же плохо, что у нас здесь нет ИКЕИ.

— Кстати, в Хабаровске есть и другие магазины мебели. Не обязательно было диван за собой везти…

— Нам на свадьбу подарили картину очень красивую: смесь фото и рисовальных техник. Вот её с собой захватили. Повесили в коридоре. Почему именно там? Да как-то неудобно, что ли, в съёмной квартире миллион своих дырок сверлить.

— Всегда было интересно: а как жёны — легко соглашаются с вами, хоккеистами, разъезжать по стране? Это для них каторга? Или, как говорится, со временем…

— Со временем им даже начинает нравиться! Мы с Наташей — она, кстати, из Благовещенска — познакомились в Новосибирске. Она там училась, а я был в отпуске, накануне отъезда в «Зоркий». Теперь вот, ближе к дому её привёз.

— Значит, Хабаровск для вас — не чужой город.

— Я всегда в уме держу мысль: «так, жена с Дальнего Востока, ещё один плюсик». Вещи, пока подбирал нам в квартиру, как думаешь, где оставил? Правильно, у её друзей!

— Всегда было интересно: вы в раздевалке только про спорт говорите, или ещё что обсуждаете? Политика?

— Дети! У многих ребят из команды они есть. У дочки Саши Антипова недавно был день рождения — там вот малышню собирали. В Хабаровске, кстати, неплохо развита сфера проведение детского досуга. Там не то, чтобы ребёнок, и отец может чему-то научиться. Так вот, брал с собой своего Илью, ему 1,8 лет. Но ничего, вроде, понравилось!

— Экспресс-опрос. Музыка?

— Всё, кроме хард-рока. За новинками следить не успеваю.

— Лайвы?

— В живую на кого-то ходить — это круто. На Дидюле был, на концерте Митяева, Розенбаума, Градского.

— Есть исполнитель, ради которого мог бы тренировку прогулять?

— Из тех, кто в ближайшее время приезжает в Хабаровск, таких не вижу.

— Кино?

— Да Marvel я смотрю, говорил же! «Дедпул» на выезде обязательно надо глянуть. А вообще, знаешь, с появление ребёнка интересы вообще меняются. Он становится в центре твоего внимания. Кажется, банальность… но это всё так странно, я сейчас пытаюсь во всём этом разобраться.

— С появлением сына место, которое занимает хоккей в твоей жизни, тоже как-то изменилось?

— Оно не то, чтобы изменилось… Эмоции какие-то ненужные перестал тратить, париться на обидную критику. Я научился разделять дом и спорт. Хотя семья — и там, и там.

тэги: Интервью | СКА-Нефтяник

Система Orphus