rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России Федерация хоккея с мячом России
Фото ulpravda.ru.

Фото ulpravda.ru.

12 декабря 2014 г., Пятница

Вячеслав Манкос: При мне «Волга» будет играть только в атакующий хоккей

Новый главный тренер ульяновской «Волги» Вячеслав Манкос о возвращении в команду своих воспитанников, становлении нового коллектива и своих греческих корнях — в интервью изданию «Чемпион».

— Вячеслав Евгеньевич, ваш приход в «Волгу» стал настолько стремитель­ным, что у многих это вызвало шок. Но ведь все мы понимаем, что такие вопросы вот так просто, с кондачка не решаются. Когда начали вести пе­реговоры с ульяновским клубом?

— На самом деле переговоры начались не так давно, чемпионат уже начался, «Волга» провела несколько матчей. Но, как мне думается, мысль о переменах в головах руководства ульяновской команды уже на­зревала. Решения же, как принято у нас в стране, принимаются достаточно быстро. Насколько я знаю, было несколько кандидатур на пост главного тренера «Волги», но в итоге выбор пал на меня.

— Вы сами как отнеслись к такому предложению? Не удивились интере­сом из «Волги»?

— Нет, не удивился. Есть люди-максималисты, и их стремление двигаться вперед вполне объяснимо. Когда же нет результата, нет прогресса, а руководители этого хотят, и принимаются такие резкие, быстрые решения. Все-таки нужно при­знать, что «Волга» находилась в стагнации. Лично меня радует тот факт, что у «Волги» есть руководители, которые не на словах, а душой и сердцем переживают за город, за команду, за тот великолепный Ледовый дворец, который у нас построили.

— «Зоркий» с какими чувствами поки­нули?

— В мире нет ничего постоянного, ниче­го страшного — это жизнь. Приходит опре­деленный момент, когда нужно менять что-то. Когда из года в год одно и то же, когда игроки и тренеры привыкают друг к другу — и нужен определенный толчок, всплеск. «Зоркий» — это мое все, и я очень благодарен тем людям, которые в свое время доверили мне команду. Думаю, что я их не подвел и оставил после себя весьма боеспо­собную команду, которая будет процветать, и дай бог хоккеистам и руководителям «Зоркого» удачи.

Вернуть своих

— Семья переезжает в Ульяновск?

— Да, но это будет ближе к весне. Все дело в том, что в этом году мой сын пере­шел в новую школу в Красногорске, и было бы неправильно снова сдергивать его отту­да. Пусть этот год доучится спокойно.

— До недавнего времени вы работали в «Зорком» — в команде, которая ре­шала самые амбициозные задачи. По большому счету между «Зорким» и «Волгой», даже что касается подбора игроков, — целая пропасть. Не боитесь провалиться в эту пропасть?

— Пропасть между «Зорким» и «Волгой» даже не столько в игроках. Нужно пони­мать, что красногорский клуб — это не птица-феникс. Становление «Зоркого» проходило очень долго. Был губернатор Московской области Борис Громов, который и заинтере­совался реанимированием команды, чтобы она всегда боролась за самые высокие места. Желание губернатора вкупе с правильны­ми действиями руководства «Зоркого» и привело к тому, что красногорская команда на протяжении многих лет ведет борьбу за чемпионство. К созданию нынешнего «Зор­кого» подходили очень тщательно. Сначала мы собрали со всей страны самых талант­ливых 16-летних мальчишек, но всего лишь пять из них смогли закрепиться в команде мастеров.

— А какой у вас интерес в Ульяновске? Ведь очевидно же, что борьба за высо­кие места «Волге» не грозит?

— Дело не в сиюминутном результате, нужно смотреть вперед. Необходимо стро­ить новый клуб, вырабатывать правильный подход к делу. Как это есть не только в луч­ших клубах по хоккею с мячом, но и в фут­больных. К этому надо стремиться. Кстати, исполнительный директор «Волги» Васи­лий Михайлович Пищулин — человек, ко­торый многое прошел в футболе, и он зна­ет, как нужно строить команду. Президент «Волги» Сергей Геннадьевич Дементьев как человек-максималист очень амбицио­зен и горит желанием создать серьезную команду. Я уже не говорю о губернаторе Ульяновской области. Сергей Иванович Морозов столько вкладывает сил в хоккей с мячом, что все понимают, как ему далеко не безразлична судьба «Волги». Иначе бы он давно забыл о хоккее с мячом.

— Но в Ульяновске, кроме хоккея с мя­чом, по большому счету ничего нет…

— Так об этом и речь. «Волга» — это един­ственная команда-флагман Ульяновской области! Команда с фантастическими тра­дициями.

— Но эти традиции были так давно, что в свете последних неудач многие болельщики стали уже забывать про них.

— Да, у многих эти традиции есть. У того же московского «Динамо» славная исто­рия начиналась раньше, чем у «Волги», и ничего — смогли же они снова подняться на самую вершину. Нет ничего невозможного. Нужно только поддерживать команду, а не гнобить ее со всех сторон.

— После игры с «Родиной» вы отмети­ли желание, с которым играли хок­кеисты «Волги». А хватает ли нашим игрокам мастерства, чтобы доби­ваться побед?

— На сегодняшний день пока желания больше. Мастерство — это такая вещь, кото­рая не может прийти в одночасье: чтобы раз — и хоккеист сразу же стал игроком сборной России. Так не бывает. А для меня критерий классного игрока всегда был и есть только один — игрок национальной команды. Либо ты игрок сборной России, либо ты клубный игрок — да, хороший, но только на клубном уровне. Вот таких хоккеистов, игроков на­циональной команды, конечно, желатель­но приглашать в клуб. За ними и молодежь потянется, будет расти на их примере.

Но к этому нужно идти поэтапно. Нельзя так сказать, что сейчас мы наберем в «Волгу» всех ульяновских игроков и через год они будут играть за сборную России — это не более чем мистификация. Да, обязатель­но нужны свои воспитанники, но рядом с ними должны быть мастера с большой бук­вы. Если таковых сейчас в Ульяновске нет, то необходимо пытаться привлечь сюда та­кого игрока. Надо, чтобы он доверял нам, что он и в дальнейшем будет прогрессиро­вать за «Волгу». Вот она, первоочередная задача — создать такую ауру, такой климат в Ульяновске, чтобы люди поверили, что здесь создается команда, что здесь не обма­нывают. В этом сезоне нам нужно создать боеспособный коллектив. Уже сейчас вести переговоры с ульяновскими воспитанника­ми, которые по различным причинам игра­ют за другие команды. Уже сейчас налажи­вать мосты с хорошими игроками, которые смогут не просто пополнить ульяновскую «Волгу», а усилить ее. Чтобы болельщикам было интересно приходить на тот хоккей, который показывает «Волга».

— Ульяновских игроков в других клубах не так уж и много.

— Согласен, но они есть. Взять, напри­мер, того же Юру Карсакова. Я заинтересо­ван в нем и, конечно, мы будем вести с ним переговоры. Тем более что его контракт с ХК «Динамо-Казань» истекает будущей весной. Ульяновская хоккейная школа всегда была на слуху. А когда я играл, она и вовсе была одной из лучших в стране. Так что, помимо приглашения игроков, необ­ходимо растить и своих.

Молодежь должна учиться у классных игроков

— С тех пор как вы играли, немало воды утекло. Давно это было…

— Согласен, давно. Но… Тот же Красно­турьинск и вовсе практически не играет. Одним словом, не нужно бояться созда­вать, а мы пришли в «Волгу» именно соз­давать, а не пользоваться.

— О классных игроках. Еще осенью на Кубке России вы отмечали, что в Рос­сии дефицит на мастеровитых хоккеи­стов и не нужно чураться приглашать шведов. Означают ли ваши слова, что в скором будущем в «Волге» появятся новые шведские хоккеисты?

— На сегодняшний день я не исключаю такой возможности, но и не приветствую ее. Понимаете, нам сейчас не нужен сиюминутный результат. Повторюсь, наша задача — найти добротных игроков, наи­грывать свою молодежь, у которой есть все предпосылки через три — четыре года вырасти в классных хоккеистов. Но что­бы они быстрее росли, необходимо, как я уже говорил, чтобы они играли с игроками экстра-класса. Я не против шведов, тем бо­лее если они игроки национальной коман­ды. Но в плане дядек-наставников в идеале должны быть российские хоккеисты. Они и на поле могут подсказать, и на трениров­ке, и в раздевалке совет дать. Со шведами, как ни крути, так не получится — языковой барьер еще никто не отменял. Я не говорю, что игроки экстра-класса должны быть ис­ключительно возрастные, ни в коем случае. Это могут быть и относительно молодые ребята, но уже входящие в круг кандидатов в сборную России. И моя задача — привезти в Ульяновск одного или двух игроков тако­го калибра. Чтобы они на льду, на личном примере смогли донести до тех же молодых ребят, какого хоккея я хочу добиться от команды.

— Все разговоры о желании вернуть своих воспитанников и о приглашении игрока ТОП-уровня касаются будуще­го сезона?

— Разумеется. Ну где мы сейчас найдем с вами игрока ТОП-уровня? Да, дозаявоч­ная кампания продлится до конца дека­бря, и мы будем доукомплектовываться. Так, например, из «Динамо-Казани» к нам перешел Максим Эйсбруннер, вернулся в «Волгу» свой Алексей Мосягин. Что же касается возвращения ульяновских вос­питанников из клубов Суперлиги, то этим вопросом, уже вплотную, мы займемся вес­ной будущего года.

— На игру с «Родиной» «Волга» впервые за долгие годы вышла, имея в старто­вом составе сразу трех нападающих: Эмиля Бихузина, Михаила Пашкина и Алексея Садовского. Это случайность или же «Волга» и впредь будет делать ставку на атаку?

— При мне «Волга» будет играть толь­ко в атакующий хоккей! Что касается трех нападающих, то здесь все условно. Если Бихузин и Пашкин явные форварды, то Садовский может сыграть и атакующего полузащитника. У Садовского хорошая школа красноярского хоккея, где его обу­чили играть из глубины, и он это умеет.

С Рушкиным говорим на одном языке — языке хоккея

— В «Волгу» вы пришли в тандеме со спортивным директором Анатолием Рушкиным. Прямо скажем, вы люди разных поколений. Сработаетесь?

— Почему нет? Мы с Анатолием Гри­горьевичем давно знакомы и всегда под­держивали хорошие отношения. Поймите, есть такая вещь, как история, и ее нельзя терять. Люди, которые знают свою исто­рию, понимают, что такое хоккейный клуб «Волга». Яркое тому явление — Анатолий Григорьевич Рушкин. Это легендарная личность, которая добилась очень много­го в Ульяновске с хоккейной командой. Да, на хоккей у нас взгляды где-то разные. Но это естественно — мы люди, разных по­колений. Но мы оба — хоккейные люди, и прекрасно понимаем, что для команды хорошо, а что плохо. Анатолий Григорье­вич знает очень многих людей, которые находятся возле команды, помогают ей. Он знает в Ульяновске такие вещи, о кото­рых я, быть может, даже не догадывался. В этом плане его помощь просто неоценима. А что касается разных взглядов на хоккей, то где-то это даже хорошо. Именно в диалоге и рождается истина. Мы не спорим друг с другом, а предлагаем решения. А когда этих решений много, есть из чего выбрать. Намного хуже, когда таких реше­ний нет.

— Почему в этом сезоне решили обой­тись без помощников на тренер­ском мостике? Все-таки и играющий тренер Денис Цыцаров — это совсем другое.

— Первоочередная задача тренера — объ­единить ребят, наладить игру настолько, насколько это возможно. Для этого по большому счету помощник не нужен. По­мощник необходим тогда, когда начинают­ся серьезные переезды или, скажем, глав­ного тренера вызывают в сборную России. Сейчас я вместе с командой нахожусь чуть ли не 24 часа в сутки. А в тренировочном процессе или на льду как раз Денис Цыцаров и поможет. В раздевалке мне помощник не требуется. Да и Анатолий Григорьевич всегда рядом, с ним мы и можем обсудить игру команды.

— Но ведь прежний тренер мог бы при­нести пользу — все-таки игроков-то он уже изучил. Или не так?

— Есть один нюанс, по жизни так полу­чается: если главный тренер уходит, то он должен уйти от команды. Я не говорю, что он не имеет права прийти после матча в раздевалку и поздравить ребят с победой, пожалуйста! Я имею в виду, что игроки должны понять и поверить, что меняется вектор развития команды, вектор трениро­вочного процесса, вектор требований…

— В последние годы в «Волге» как раз тренеров частенько меняли местами…

— А в итоге?!

— Я правильно понимаю, что вы за то, чтобы «Волга» свои домашние мат­чи играла исключительно в «Волга-Спорт-Арене»?

— Не совсем так. Если перед коман­дой ставят серьезные задачи, то я не вижу смысла жертвовать теми идеальными усло­виями, которые сейчас есть в Ульяновске. Поверьте, команде точно не пойдет на пользу бегать с одного стадиона на дру­гой. Да и с погодой угадать очень тяжело. В любой момент может пойти снег, тогда и вся игра пойдет насмарку. Я слышу мне­ния болельщиков, что они хотят, чтобы «Волга» играла на «Труде». И я считаю, что отдельные выставочные матчи делать необходимо. Например, когда приедет мо­сковское «Динамо» или «Енисей». Можно устроить настоящий хоккейный праздник на центральном стадионе. Мы-то готовы пойти навстречу болельщику, но пойдет ли болельщик навстречу команде? Я вовсе не уверен, что если мы перейдем на «Труд», то соберем на трибунах 5 — 6 тысяч болельщи­ков. А если мы не можем собирать такую аудиторию, то зачем уезжать из «Волга-Спорт-Арены»?

— На открытом воздухе культура «бо­ления» совсем другая…

— Все понимаю. На свежем воздухе можно где-то и рюмочку пропустить, и шашлычка покушать, все замечательно. Болельщики уже привыкли к этому, и я их прекрасно понимаю. Хоккей под крышей — это, конечно, совсем другое. Но время идет, климат меняется. Если сегодня плюсовая температура держится до декабря, то через два — три года оттепель будет до января. И что мы будем делать? Вспоминать, как когда-то в ноябре мы заливали лед? Рано или поздно мы все равно придем к этому. Так давайте меняться уже сегодня. Наде­юсь, болельщики поймут, что для команды намного полезнее играть и тренироваться в «Волга-Спорт-Арене». Тем же молодым хоккеистам нужно обучаться хоккею с мя­чом на идеальном льду, а не на том «ого­роде», который порой можно встретить на открытом воздухе.

В моей фамилии нужно делать ударение на второй слог

— На играх я вас все время вижу в кеп­ке, причем складывается такое впе­чатление, что каждый раз у вас новый головной убор. В вашей коллекции мно­го кепок?

— Честно — не считал, но, наверное, с десяток-то наберется. Одну кепку я ношу два — три года. Не могу сказать, откуда у меня такая любовь, но даже зимой я ей не изменяю. У меня есть специальные зимние варианты, утепленные, с опущенными «ушками». Чувствую себя весьма комфортно.

— Вы закончили играть очень рано. Ви­ной всему травма?

— Без травмы, конечно, не обошлось. Боли в спине давали о себе знать, восста­новление между матчами проходило все тяжелее. Но самое главное, я понял, что перестал получать кайф от игры. Поэтому и решил повесить коньки на гвоздь.

— За свою карьеру вы забили ровно 300 мячей. Специально останови­лись на этой красивой отметке?

— Цифра действительно красивая, но признаюсь, когда завершал карьеру, не знал, сколько именно забитых мячей на моем счету. Свои голы я никогда не счи­тал, о них мне говорили болельщики. От них я узнал, что забил 200, потом 250 мячей. А о 300 мячах узнал уже из книги «Зоркого», которая вышла в свет примерно через полгода после завершения моей карьеры.

— Ваш отец в свое время рабо­тал главным тренером «Вол­ги». Ходили слухи, что Евгений Георгиевич звал вас в Улья­новск, но вы не согласились. Это правда?

— Нет. Когда папа трениро­вал «Волгу», ульяновская ко­манда переживала период станов­ления. Я же выступал за сильный «Зоркий», где меня все устраивало. Отец даже не звал меня в Ульяновск.

— И все же под руководством папы вы поиграть успели. Каково играть в команде, в которой главный тренер — твой отец?

— Да, я играл у папы в «Зорком». И, наверное, когда есть такие родственные отношения, главный тренер всегда чувствует некую неловкость перед другими игроками. Особенно, когда все понима­ют, что сын главного тренера не за­служивает места в составе. Но со мной ситуация была иная. Папа позвал меня в «Зоркий» не в юном возрасте, а когда я уже был состоявшимся игро­ком, прошел школу московско­го «Динамо». Поэтому никакого дискомфорта в команде по поводу родственных связей не было.

— Слышал, что у вас греческие корни, да и ударение в фамилии нужно де­лать на второй слог. Это действительно так?

— Это правда. В 1916 году в Греции произошла революция, и мой дедушка пе­реехал в Россию. Кстати, в Греции и сейчас проживают мои родственники. Что касает­ся фамилии, то правильно делать ударение на второй слог.

— А по стадиону как вашу фамилию объявлять?

— Я уже привык, что ударение в моей фамилии делают на первый слог, поэто­му ничего страшного в этом не вижу. Но я не против, если на стадионе в Ульянов­ске будут произносить с ударением на второй слог. В конце концов, именно так правильно. Но главное, чтобы болельщи­ки на трибунах поняли, кого им объявили (смеется)!

тэги: Интервью Волга Зоркий

Система Orphus

Партнеры ФХМР

Международная федерация бенди Госкомспорт России Олимпийский коммитет России Ассоциация любительского хоккея Холдинговая компания Сибирский Деловой Союз
Благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева Kosa Спорт-Экспресс Телеканал Спас Tackla - официальная экипировка сборной России по хоккею с мячом
Корпорация Руан