rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России Федерация хоккея с мячом России
Фото stroitel-bandy.ru.

Фото stroitel-bandy.ru.

7 апреля 2021 г., Среда

Павел Франц: Мы сделали шаг вперёд, но я хочу большего

Главный тренер «Строителя» Павел Франц в интервью «Республике» подвел итоги хоккейного сезона 2020/2021 годов.

Сыктывкарский клуб после 15-летнего перерыва в минувшем сезоне вновь участвовал в плей-офф Чемпионата России. В четвертьфинальном противостоянии с одним из грандов российского хоккея с мячом — хабаровским «СКА-Нефтяником» — клуб из Коми уступил. Однако для команды, проводившей лишь четвертый сезон после возвращения в элитный дивизион, 6 место в турнирной таблице — уже серьезный шаг вперед. На традиционной встрече с болельщиками главный тренер «Строителя» Павел Франц, который трудится на этом посту с 2016 года, подводя итоги сезона, отметил, что доволен подопечными и если бы не череда травм, то команда могла бы претендовать и на нечто большее.

«В Ульяновске мы стали понимать друг друга»

— Для многих прорыв «Строителя» в минувшем сезоне стал сюрпризом. В чем секрет успеха? Это вы стали опытнее как тренер, более качественно усилился «Строитель» перед началом сезона или все вместе?

— Мы усилились игроками из топовых клубов. Игра строилась через Алексея Ничкова, через Дениса Лапшина. В минувшем сезоне сильно добавил местный воспитанник Артём Лихачев. Парень прогрессирует с каждым годом, и это видно. Поэтому да, команда по составу была сильнее. Мы провели серьезную предсезонную работу в Ульяновске, а затем и до Нового года там тренировались и проводили официальные матчи Суперлиги (в Коми до января действовал запрет на проведение матчей из-за неблагоприятной эпидобстановки — авт.). Мне в какой-то степени напомнило это то, как еще на заре карьеры готовился на базе в Лемъю. Пришел молодым парнишкой, тренером тогда был Владимир Янко, и мы сильно сплотились. Вот те месяцы на сборах в Ульяновске очень помогли нам сплотиться. Там мы находились постоянно вместе и все больше и больше привыкали друг к другу. В итоге стали друг друга понимать с полтычка.

После Нового года вернулись в Сыктывкар, где условия другие. Спасибо всем, кто прилагал усилия для подготовки льда в Эжвинском районе, но все-таки он хуже ульяновского. Также нас начали преследовать травмы: 5 человек основного состава выбыли из строя, и это сказалось на нашей игре. Задел, который мы сделали в 2020-м, и позволил нам в принципе попасть в плей-офф. Фактор травм сказался и на матчах в одной четвертой плей-офф с хабаровским «СКА-Нефтяником». Будь у нас боевой состав, могли бы и сенсацию сотворить.

Фото komiinform.ru.

— Вы чувствуете, что вместе с командой растете и как тренер?

— Да, набираюсь опыта. Мы вместе с Александром Юрьевичем (старший тренер Александр Мальцев — авт.) стали больше внимания уделять разбору соперников, искать разные подходы к командам разного уровня. Допустим, в этом году с некоторыми командами, которые нас ниже рангом были, мы играли в закрытый хоккей, пытались на контратаках играть. А с соперниками немножко посильнее играли в прессинг. Что-то получалось, что-то нет. Прессинговать в течение всей игры физически тяжело, поэтому иногда немножко и откатывались. Тут нюансов много. Нужно смотреть, как играют хоккеисты, как они взаимодействуют. Самое интересное, что когда стоишь возле бортика, то все это видеть не можешь, но когда «прыгаешь» в команду, допустим, начинаешь на тренировке с хоккеистами вместе играть, то это очень хорошо все ощущается. Сразу замечаешь, что и где кто-то делает не так, и корректируешь.

— Нападающий Алексей Ничков в декабре получил серьезную травму, столкнувшись с коллегой по клубу Виктором Фомичёвым, и выбыл до конца сезона. Удивило то, как вроде бы в безобидном эпизоде столкнулись два игрока одной команды. На вашей памяти такие случаи бывали?

— Это чистая случайность. Был игровой момент. С мячом был Денис Лапшин, и ребята открывались лучше под него, но соперник тоже не дремлет, перемещается, перекрывает линии паса. Стрелки сошлись, как говорится, но это нечасто бывает. Когда играл в казанском «Динамо», столкнулся в одном из матчей с игроком «Водника». Мы тоже оба смотрели на игрока, владеющего мячом, и лоб в лоб столкнулись. В итоге меня с сотрясением мозга увезли на носилках.

Думаю, что каждый спортсмен в подобные ситуации попадает, но в хоккее с мячом такие серьезные травмы нечасто бывают. В этом году вот Леха Ничков. В прошлом году Никита Иванов был под такой травмой, когда с Игорем Ларионовым столкнулся. В позапрошлом году Антон Оппенлендер. В хоккее с мячом одна, максимум две серьезные травмы случаются за сезон. Но это неизбежно, так как игра динамичная, все происходит на высоких скоростях, зачастую все решают доли секунды.

«Мы стали копировать шведов, и для нас это самое страшное»

— Чемпион мира и призер Олимпийских игр по хоккею с шайбой Даниил Марков, когда трудился тренером московского «Спартака», после тренировок всегда дополнительно работал с игроками обороны, так как сам был защитником. У вас, как у защитника, тоже особое отношение к игрокам этой позиции?

— Конечно, тоже обращаю много внимания на игру защитников. Считаю, самое слабое звено всех наших защитников — это игра верхом, верховые передачи. Их надо постоянно дополнительно отрабатывать. Кто-то из ребят хочет это делать, хочет развиваться, а кто-то не уделяет этому внимания. Мы всегда об этом говорим, и они зачастую к этому с усмешкой относятся, мол, мы и так умеем. А как только начинается игра, наступает время ответственности, показать они свои умения в этом компоненте не могут.

— Бывший игрок и тренер по хоккею с мячом Сергей Мяус, перечисляя ваши игровые качества в интервью, отметил следующее: «Никогда не прижимался к воротам — наоборот, выдвигался вперед и играл на опережение. Сейчас защитники так, увы, не играют». Почему так сейчас не играют?

— Стиль хоккея поменялся. Команды стараются больше играть на результат. Если раньше был открытый хоккей, то сейчас и нападающие, и защитники пятятся «домой». Мы стали копировать шведов, и для нас это самое страшное. Когда бываю в Швеции, смотрю там иногда матчи, и порой, глядя на то, как две местные команды играют, спать охота. Одна команда отходит назад и по пустому льду катается, ждет, пока соперник ошибется, откроется, кто-то из защитников зевнет. Это хоккей не для болельщиков. Так и получается, что защитники скатываются и просто ждут, пока нападающие их будут обыгрывать. Я пропагандирую тот старый хоккей: чтобы давать направление, закатываться, подбирать, где-то, может, и тело подставить, где-то жестко сыграть.

Фото Олега Сидорова.

— «Строитель» не имеет больших финансовых возможностей, и каждый раз селекционная работа для вас наверняка становится непростой задачей. Как идет этот процесс?

— Мы смотрим, кто от нас уходит или кого мы не хотим видеть. Надо просто понимать, кто подходит из игроков под твой стиль игры, и потом уже с хоккеистами разговаривать. Хочет тот или иной игрок перейти к нам, какие условия он хочет, какие мы ему можем создать. Это очень сложно все, а тем более что есть такие клубы, у которых финансирование гораздо выше, и немножко если где-то игрок засветился, то они ему сразу говорят: «Иди-ка сюда». Остается выбор небольшой.

— Из какого числа игроков вы выбираете претендентов на ту или иную позицию?

— Я бы вообще полностью хотел сохранить костяк игроков, но от нас уже ушли два защитника. Найти им равноценную замену очень тяжело. Можно взять классного защитника, а он никогда не играл так, как я этого хочу. Мне, допустим, говорят: «Вот этот защитник такой хороший», а в моем понимании, может, он и не защитник вовсе, я ведь вижу, кто на этой позиции чего стоит. Это единицы. Единицы тех, кого мы рассматриваем на ту или иную позицию.

— Руководитель Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе высказывалась по поводу запрета соцсетей, так как лыжники, по ее мнению, слишком сильно на них отвлекаются. В хоккее с мячом есть эта проблема?

— Конечно, есть, но такова жизнь, нам надо перестраиваться. Если раньше мы не знали, что такое смартфон, сидели просто и настраивались психологически перед матчами, то сейчас игроки заходят в соцсети и новости читают. Менталитет хоккеистов немножко поменялся. Не говорю, что все сидят в соцсетях, но многие.

— Запрет — это выход?

— Считаю, что нет. Отменять соцсети — неправильно. А если какие-то срочные новости семейные? Запрещать все равно бесполезно, потому что жизнь уже изменилась. С другой стороны, не думаю, что все хоккеисты там только развлекаются, они еще и пересматривают матчи, анализируют моменты и делают выводы. Это же большой плюс. Допустим, можно взять и человека ткнуть лицом в тот или иной момент на видео, высказать претензии, а ему это, может, неприятно слышать, и неизвестно, как он отреагирует. А так он возьмет и с экрана смартфона спокойно сам этот момент посмотрит. Потом на следующий день подойдет ко мне и скажет: «Вот тут я, наверное, неправильно сыграл». Я отвечаю: «Конечно, неправильно. Давай этот момент обсудим». Такое было много раз, и в этой ситуации вижу только плюсы от соцсетей.

«Хочу что-нибудь выиграть со «Строителем»

— У вас есть опыт тренерской работы в Швеции. Чем отличается работа с россиянами и шведами?

— Там немного легче работать, если брать игроков. Там они, как губка, все впитывают. Здесь самооценка игроков другая. Не говорю про всех, про суперзвезд, а про среднего уровня хоккеистов. Когда начинаешь работать с командой, видишь, что у людей самооценка завышена, они думают, что все знают и все умеют, но на самом деле это точно не так. Там если есть рисунок игры и ты ребятам объяснил, что от них хочешь в той или иной ситуации, то они это стараются выполнять на сто процентов. Здесь в этом плане бывают какие-то сбои, и с чем это связано, пока, честно говоря, не могу понять. Плюс в том, что у нас все профессионалы. Все построено на профессиональном подходе: тренировки, хорошее питание, игроки заняты только спортом. В Швеции же ты сначала с восьми утра до шести вечера отработаешь и только потом приходишь на тренировку. Это уже больше как хобби.

— Поступают ли вам предложения из Швеции в плане тренерской работы?

— Не скрываю, что мне оттуда никто не звонит и никто ничего не предлагает. Поступают предложения от российских клубов. Отказываю, потому что Сыктывкар — это мой родной город, я тут вырос, из меня тут сделали личность, хоккеиста. Хочу вернуть столице Коми былую хоккейную славу. В девяностые годы, когда я отсюда уезжал, мы взяли серебро чемпионата России. Хочу команду на тот уровень вернуть и что-то с ней выиграть. Да, в этом году сделали неплохой скачок вперед, но хочется большего. Чтобы был в регионе хоккей с мячом, чтобы команда росла с каждым годом. За поддержку благодарен нашим болельщикам, нашему генеральному спонсору — Монди СЛПК, всем спонсорам и партнерам, правительству республики. Уверен, что вместе у нас все получится.

Фото Олега Сидорова.

«Невозможно забраться в голову к человеку и понять, как он видит хоккей»

— Не так давно вы участвовали в турнире ветеранов в Архангельске (на турнире памяти Николая Парфёнова Павел Франц был признан лучшим игроком — авт.). Что для вас такие турниры? Наверняка игроцкий азарт у вас еще сохранился?

— Он проснулся, честно говоря. Эти турниры нужны, нужны для того, чтобы просто встретиться. С ветеранами было очень приятно встретиться, с кем-то не виделся пять-десять лет. Общаешься и говоришь уже не просто о хоккее, а какие-то жизненные вещи начинаешь вспоминать, делиться чем-то. А когда надеваешь форму, такое чувство возникает: «Опа, я, что ли, опять хоккеист». Азарт захватывает, вспоминаются молодые годы, вроде бы хочешь что-то эдакое показать на поле, а годы уже не дают это исполнить. Это классные ощущения. Считаю, что такие турниры очень нужны, их надо проводить чаще и выводить на международный уровень. Это общение, эмоции. Я оттуда приехал и будто помолодел.

— Были такие прецеденты, когда, например, Вячеслав Фетисов в официальной игре за ЦСКА выходил поиграть уже после завершения карьеры. В хоккее с мячом такое возможно, чтобы вы в каком-нибудь матче вышли?

— Камбэк не получится, потому что все же возраст есть возраст и физиологию не обманешь. Скорость уже не та. Я только могу выйти и посмотреть, что правильно, что нет, в рамках тренировки и не более.

— А бывает, что смотрите на игру и хочется выйти и помочь ребятам?

— Конечно. Вот Леха Ничков сейчас был травмирован и в некоторых матчах на лавке находился и потом говорил, что прекрасно понимает, как это тяжело смотреть со стороны на хоккеистов: «Стоял на костылях, а так охота было в игре помочь». У меня этот период уже прошел, может, первые два-три года хотел, думал самому, что ли, выйти, пока еще были силы, сейчас уже таких мыслей не возникает. Просто хочется, чтобы с моих слов ребята это все воплощали на поле.

— Говорят, что прославленным игрокам, когда они становятся тренерами, бывает очень тяжело понять, почему подопечные не могут выполнить ту или иную задачу, которая по их меркам очень простая. С вами такое бывает?

— Мы с моим другом Михаилом Свешниковым, с которым шли вместе по всей карьере, обсуждали это. Вопрос очень сложный. Я вижу хоккей так, а, допустим, ты видишь его по-другому. Невозможно забраться в голову к человеку и понять, как он видит хоккей. Я, может, тебе говорю элементарные вещи, а для тебя это сложно. Мы на эту тему дискутировали, обсуждали, как привить хоккеистам это понимание хоккея. Думаю, что это очень тяжело.

Если ты защитник и видишь, что развивается атака с правой стороны, то ты уже должен просчитать, где может быть опасно, и смотришь, как располагаемся мы в обороне, как соперник, в каком он направлении движется. Тут все только зависит от того, как твоя голова работает. Наиграть все это невозможно. Некоторые-то играют просто по шаблону: вот ему тренер сказал «стой здесь», и он ни влево, ни вправо не двигается дальше положенного. Считаю, что это неправильно. Если человек хочет развиваться и играть, то шаблон — это хорошо, но это то первоначальное, от чего ты отталкиваешься. А дальше — импровизация.

— Это больше природное?

— Да. Потому что такие хоккеисты, как Алмаз Миргазов, Сергей Ломанов, Максим Ишкельдин, Денис Лапшин, Алан Джусоев, если про защитников говорить, то Юрий Викулин, Валера Ивкин, они немного видят хоккей по-другому, потому они и такие талантливые. Поэтому и есть средние игроки, звездные и слабые.

— Мысли об отдыхе у вас уже есть?

— Никакого отдыха. Идет серьезная селекционная работа. В этом году времени на отдых вообще будет мало. В апреле команду полностью постараемся укомплектовать. Это что касается тренерского штаба. Хоккеисты-то уже с 1 апреля вышли в отпуск и апрель-май отдыхают, а 7 июня медосмотр, мы с ними встречаемся, а дальше уже начинается Кубок страны.

Фото Олега Сидорова

Фото Олега Сидорова.

тэги: Интервью Строитель (Сыктывкар) Павел Франц

Система Orphus

Партнеры ФХМР

Международная федерация бенди Госкомспорт России Олимпийский коммитет России Ассоциация любительского хоккея Tackla - официальная экипировка сборной России по хоккею с мячом
Благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева Спорт-Экспресс Телеканал Спас Корпорация Руан