rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России

14 июля 2020 г., Вторник

«Легенды русского хоккея». Глава 6. НИКОЛАЙ ДУРАКОВ: ГЕНИЙ РУССКОГО ХОККЕЯ

Николая Дуракова наряду с Сергеем Ломановым-старшим считают лучшим игроком в хоккей с мячом «всех времен и народов». Несмотря на свой суперзвездный статус, в жизни Николай Александрович был, есть и остается человеком скромным. Но при этом — отличным собеседником. С которым часами можно разговаривать и о великих событиях, и о незаурядных людях, которые во множестве встречались ему за 85 лет жизни.

Николай Александрович Дураков родился 5 декабря 1934 года в пос. Красногоровка Марьинского района Сталинской области (ныне — Донецкая область Украины). Нападающий и полузащитник. 160 см, 65 кг. ЗМС (1963), МСМК (1965), МС (1955).

Начал играть в 1946 году в Нижнем Тагиле в детской команде «Металлург», затем в команде завода металлоконструкций (1949−1951) и «Строителе» (обе — Нижний Тагил, 1951−1953). Выступал за «Металлург» (Нижний Тагил) — 1953−1954, СКА (Свердловск) — 1954−1975 и январь 1976.

В чемпионатах СССР — не более 461 матча, не менее 584 мячей (все — СКА). Вероятно, стал первым хоккеистом, забившим в чемпионатах СССР 500 мячей.

9-кратный чемпион СССР (1956, 1958−1960, 1962, 1966, 1968, 1971, 1974). 7-кратный второй (1955, 1957, 1961, 1963, 1965, 1967 и 1969) и 3-кратный третий (1964, 1970 и 1975) призер чемпионатов СССР. Лучший бомбардир свердловского СКА за всю историю. Лучший бомбардир чемпионатов СССР (8 раз) (1959, 1962, 1966, 1968, 1969, 1971, 1973, 1974). В списках 22/33 лучших 12 раз: в 1960—1964 и 1968−1974. Лучший полузащитник чемпионатов СССР (1970, 1971).

Обладатель Кубка европейских чемпионов (1974).

Победитель Спартакиады народов РСФСР (1961), второй призер (1958 и 1970).

В сборной СССР (1956−1973) — 48 матчей, 47 мячей. 7-кратный чемпион мира (1957, 1963, 1965, 1967, 1969, 1971, 1973 — 24 матча, 22 мяча. Лучший бомбардир чемпионата (1965). Признавался лучшим полузащитником (1957, 1963, 1965) и лучшим нападающим (1971) чемпионатов мира, входил в символическую сборную чемпионатов (1967, 1969, 1971).

Второй призер Московского международного турнира (1956).

Выдающийся мастер мирового хоккея с мячом. Один из ведущих игроков СКА на протяжении многих лет, был любимцем не только отечественных, но и зарубежных болельщиков. Небольшого роста, но плотно сбитый, всегда нацеленный на ворота, отлично владел коньками и клюшкой, которую держал в левой руке, находился на поле в постоянном движении, умело открывался для приема мяча. Обладал высокой стартовой скоростью, хлестким и прицельным ударом, успешно реализовывал розыгрыши стандартных положений. Некоторое время играл в центре атаки, но большую часть хоккейной карьеры провел на позиции правого полузащитника, в сборной СССР нередко играл в центре полузащиты, особенно удачно взаимодействовал с В. Атаманычевым и А. Измоденовым. Пользовался большим авторитетом в хоккейной среде, всегда ответственно относился к требованиям учебно-тренировочного процесса.

Обладатель медали IBF «За выдающиеся заслуги» (1974).

Вошел в символическую сборную России за 100 лет по версии «Спорт-Экспресса», был назван лучшим полузащитником (1997). По опросу «Советского спорта» был признан лучшим хоккеистом страны XX века (2000). Вошел в список лучших игроков сборной СССР/России за 40 лет участия в чемпионатах мира (1998).

Играющий тренер (1972−1975) и тренер (1977−1980) СКА (Свердловск). Председатель тренерского совета ХК «СКА-Свердловск» (Екатеринбург) — с 1999, тренер «СКА-Свердловск"-2 — с июля 2007. Тренер детских команд СКА (Свердловск) по хоккею на траве — 1975 — июнь 1977. Играющий тренер клубной команды «Волга» (Свердловск) — 1980−1993 и 1998−1999. Под его руководством сборная Свердловской области стала третьим призером Спартакиады народов РСФСР — 1978.

Внес большой вклад в развитие хоккея с мячом в Свердловске. Удостоен званий «Почетный гражданин Свердловска» (1973), «Почетный гражданин Свердловской области» (2004). Награжден орденом «Знак Почета» (1968) и орденом Почета (1998).

Неплохо играл в хоккей на траве. Выступал за СКА (Свердловск) — 1969−1971.

Живет в Екатеринбурге.

Любимый анекдот Дуракова: «У девушек с Уралмаша спрашивают, почему они не ходят болеть за свердловский СКА. Те оправдываются: «Холодно, мужики все время пьют для сугрева и постоянно кричат: бей дураков!»

24 января 1971. «Локомотив» (Иркутск) — СКА (Свердловск) — 4:6. Николай Дураков на острие атаки. Но на этот раз мяч до него не дошел — его перехватывает вратарь железнодорожников Виктор Елизаров

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

С Николаем Александровичем Дураковым я знакомился, можно сказать, дважды. Впервые — в начале 70-х, когда еще в детстве стал регулярно ходить на хоккей с мячом. И сразу же уяснил, что особой любовью зрителей пользуется маленького роста крепыш со смешной фамилией Дураков. Он непринужденно скользил по льду, обыгрывая соперников одного за другим, и зачастую словно бы привязанный к его клюшке невидимой ниткой оранжевый шарик отнять никому из них так и не удавалось. Тогда вратарь гостей огорченно взмахивал руками в огромных перчатках, мальчишки переворачивали таблички с цифрами на табло, а трибуны заходились в восторженном крике: «А-а-а, Коля-я-я-я, давай еще! «

…Прошло много лет. И я, в ту пору начинающий спортивный журналист, пригласил Николая Александровича в редакцию, чтобы впервые взять у него интервью. Заканчивался обеденный перерыв, и в ожидании именитого гостя мы с приятелем играли в шахматы, увлеклись. Сделав очередной ход, я перевел взгляд на дверь и увидел на пороге комнаты Дуракова, с любопытством смотревшего на доску.

— Николай Александрович, да что же вы стоите? Проходите!

— Ничего, ничего, играйте. А вот коня на это поле вам раньше надо было поставить.

Было понятно, что в дверях «Король бенди», как официально титуловали его шведы, стоит не минуту и не две. Впоследствии мне приходилось беседовать со многими спортсменами мирового уровня, но видеть такую искреннюю скромность больше не доводилось. «Король бенди» — всего лишь один из десятков звучных титулов Дуракова. Но мне больше всего запомнилось самое короткое и точное из них — Мастер. Кстати, жену Николая Александровича звали Маргарита. Другого имени у возлюбленной Мастера, наверное, быть просто не могло…

Писать о Дуракове оказалось и легко, и сложно. Легко — потому что спортивная жизнь Мастера изобиловала яркими и запоминающимися эпизодами. Одну только биографию прочитаешь — и ахнешь. Сложно, потому что все это за прошедшие десятилетия уже описано многократно. Поэтому, отбирая материал для публикации, я постарался остановиться на тех эпизодах, которые еще не стали достоянием, как это принято выражаться, широкой общественности.

С УКРАИНЫ — В НИЖНИЙ ТАГИЛ

Николая Дуракова, игравшего всю жизнь за клубные команды только двух городов — Свердловска и Нижнего Тагила, многие считают коренным уральцем. Между тем родом Николай Александрович из Донецкой области Украины. На момент его рождения — Сталинской.

Отец Коли работал на газовой станции в 25 километрах от города. А мать умерла от туберкулеза, когда мальчику было только два года. Потом отец снова женился, его избранница воспитала и Колю с сестрой, и двух своих девочек. В 41-м грянула война, и семью Дураковых эвакуировали в Нижний Тагил. Эшелон с Украины отправился в путь в августе, а на Урал добрался только в январе 42-го.

В Нижнем Тагиле и состоялось знакомство Николая со спортом. Главным «видом программы» у мальчишек военных лет значилась своеобразная легкая атлетика: воровали яблоки в садах и убегали потом со всех ног. Замечательно пахнущие плоды ценились не меньше, чем медаль. А зимой мальчишки играли в хоккей на валенках: коньки-то негде было взять. Клюшки они сами делали из елочек: кончик сгибали и приматывали веревкой — получался крюк, мячи из дерева или резины вырезали…

ДВАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ — В ДОХОД ГОСУДАРСТВА

В 47-м в школу, где учился Дураков, пришел тренер Александр Иванович Петренев и предложил записаться в хоккейную секцию. Уговаривать долго не пришлось: записался весь класс, и параллельный тоже.

— Поначалу у меня не особенно получалось, — вспоминает Николай Александрович. — Года через три, когда мы уже на первенстве города выступали, сидел все больше в запасе. Вот, например, из-за мороза. не придет кто-то из основных игроков — тогда меня и выпускают. Другое дело, что желание было огромное. И кроме тренировок с командой много сам занимался, еще и на массовое катание регулярно ходил.

В 16 лет Дураков уже работал сварщиком на завод металлоконструкций. Во взрослую команду этого предприятия его поначалу не взяли — дескать, молодой еще. Но он все равно пришел на тренировку. Тогда и выяснилось, что занятия у Петренева даром не прошли, а играет Николай лучше многих взрослых самоучек. У него уже и коньки собственные были, в комиссионке приобретенные, и клюшка настоящая со вставками из камыша, которую купил у игрока одной из команд, выступавших в Тагиле на соревнованиях по линии профсоюзов.

…В 51-м с Дураковым случилась неприятная история. В Первоуральске проходил розыгрыш Кубка области. Играть нужно было целую неделю, и Николай написал заявление: так, мол, и так, прошу отпустить — потом отработаю. Не отпустили. А он все равно уехал. Наказание народного суда за прогул было таким: шесть месяцев 20 процентов зарплаты вычитать в доход государства. «Ладно, не горюй, — говорили ему рабочие постарше. — Считай, еще легко отделался». Позже из-за этого его не принимали в комсомол, а в коммунистическую партию он и сам отказывался вступать — мол, «судимый».

Вскоре Дуракова взяли в «Строитель», а затем и в лучшую команду города «Металлург», которая в первенстве СССР выступала. Весной 53-го «Металлург» проводил дома товарищеский матч с армейцами Свердловска — чемпионами страны. После него тренер ОДО Иван Иванович Балдин и положил глаз на двух тагильских Николаев: Дуракова и Назарова. Обоим наказал: «В армию будут призывать, сообщите». И через полтора года они оказались в ОДО.

Октябрь 1954. Свердловская область, санаторий УралВО. Игроки свердловского СКА на предсезонных сборах (слева направо): Николай Дураков, Герман Дубов, Николай Назаров, Михаил Осинцев

СЫГРАЕМ В ПАС?

В своем первом матче за СКА, с московским «Буревестником», Дураков выступал на левом фланге обороны. Уже в следующей встрече Балдин перевел его на место правого бортовика, где Николай и отыграл три сезона. И лишь потом перешел в центр.

— Вообще, я считаю, что достаточно поздно раскрылся, — говорит Дураков. — Наверное, только лет в 27−28 освоил все премудрости: когда ускорить развитие атаки, когда мячик придержать, когда пробить, когда пас отдать…

Правда, с пасом, по мнению партнеров, у Дуракова отношения были сложные.

— Коля Дураков, конечно, и открываться умел удачно, и голы был мастак забивать. Только вот ответную передачу от него было мудрено получить, — смеется Александр Измоденов. — У Коли был своеобразный пунктик: кроме успеха всей команды он всегда переживал за свои личные показатели — проще говоря, за количество голов. Однажды мы у курского «Труда» дома выиграли — 7:0. И вот представьте себе, я четыре мяча забил, а Дураков — ни одного. Коля несколько дней хмурым ходил. Господи, думаю, зачем я это сделал?

У Дуракова свой взгляд на вещи:

— Да, обижались на меня в команде иной раз, что пас не отдаю. Но тут ведь вот какое дело. В атаку я подключался из глубины поля, когда первая волна нашей атаки уже стихала, ребят «разбирали» соперники… И отдать передачу в такой ситуации было сложновато, да и не такой я мастер по этой части — с Атаманычевым или Измоденовым не сравнить. А на тему паса могу рассказать анекдотическую историю. Однажды СКА выиграл в Первоуральске у «Трубника» — 5:0, я забил все пять мячей. Смотрю — в протоколе мне за игру поставили четверку. У начальника команды Саманова спрашиваю: «Как же так?» Он отвечает: «То, что забил пять мячей, — молодец, конечно. Но ведь ни одного голевого паса не отдал!»

Весна 1968. Свердловск. Чемпионы СССР хоккеисты команды СКА (Свердловск) качают лучшего бомбардира соревнований Николая Дуракова. Полукругом: Владимир Ордин, Валентин Атаманычев, Валентин Хардин, Евгений Горбачев, Евгений Кирсанов, Виктор Шеховцов, Юрий Коротков

ФЕНОМЕН ДУРАКОВА

Без малого два десятка лет Дураков считался одним из сильнейших игроков страны и мира. В чем заключался его феномен, что позволяло хоккеисту свердловского СКА раз за разом удивлять изучивших его игру до мельчайших подробностей соперников?

— Самые сильные качества Дуракова — изумительный дриблинг и удар справа, — считает игравший вместе с ним в СКА на рубеже 60−70-х Леонид Павловский. — Всего два компонента, но развитые в такой степени, что нейтрализовать Николая редко кому удавалось…

Между прочим, сам Дураков считает, что его знаменитый удар, приводивший в ужас всех вратарей мира, появился у него только годам к 25.

— Не поверите, но прежде ни штрафных, ни угловых я даже в СКА не бил, не то что в сборной, — вспоминает Николай Александрович. — Но тренировал удар и зимой, и летом. На сборы в Чебаркуль мы специальные листы фанеры возили — вот с них и бил. Хотя не могу сказать, что удар у меня был самый мощный. Женя Папугин, а позже Коля Афанасенко и Сергей Максименко могли ударить и посильнее. Но зато я — точнее. (Смеется.)

Разложить дриблинг на составляющие невозможно. Движения выполняются во многом за счет интуиции, а она либо есть, либо нет — развить это чувство достаточно сложно. Но в хоккее, в отличие от баскетбола или футбола, обводка базируется еще и на владении коньками. И в этом плане Дураков мог дать фору очень многим: тагильские уроки даром не прошли. Кстати, к конькам Николай Александрович трепетное отношение сохранил с детства и даже сейчас называет их не иначе как «конечки».

Характеризуя Дуракова, почему-то иной раз забывают еще об одном его качестве: удивительной стабильности. На высочайшем уровне он играл с первой до последней минуты, матч за матчем, сезон за сезоном. И так много-много лет.

— Считаю, что от природы я очень выносливый, — говорит Николай Александрович. — С режимом никогда проблем не было: не пил, не курил. Хотя известная спортивная пословица «Кто не пьет — тот не играет» тогда очень даже в ходу была… Ну и Бог, конечно, миловал: серьезных травм у меня практически не было. Правда, вот сотрясение мозга три раза получал. По иронии судьбы, дважды это происходило не во время игр. Еще в Тагиле на катке столкнулся с конькобежцем. А третий раз подобное произошло на тренировке в Москве, после которой Витю Шеховцова и меня отвезли в Склифосовского.

Пытаясь сдержать Мастера, соперники зачастую выходили за рамки дозволенного.

— А часто вы сталкивались со стремлением соперников умышленно сыграть грубо, возможно, с нанесением травмы? — спрашиваю я Николая Александровича.

— Да сплошь и рядом. Я, правда, с ними тоже не церемонился и, уже падая, клюшкой косил всех подряд.

— Но игроки сборной обычно друг друга стараются беречь…

— Ничего подобного в наше время не было. Кто, выставив клюшку, передний зуб мне сломал? Женя Герасимов — игрок сборной и московского «Динамо». А Толе Панину из ЦСКА, тоже игроку сборной, в свою очередь я лицо клюшкой рассек…

— После окончания выступлений вы, наверное, были друзьями…

— Мы и тогда друг на друга обид не держали. Но на поле друзей нет. Слышали, наверное, такую поговорку?

Одна из самых памятных игр для Дуракова — матч на финише чемпионата страны 1971 года с московским «Динамо». За 20 секунд до финального свистка Дураков пробил метров с восьми с левой руки, и мяч прошел между ног у легендарного вратаря Мельникова. Победа, позволившая стать чемпионами страны! После игры команда качала Дуракова на руках.

Николай Дураков и его «конечки»

ИГРА С ТЕМПЕРАТУРОЙ 39

Сборная СССР — отдельная песня. В ее составе Дураков был участником самого первого чемпионата мира, 1957 года, но в следующий раз сыграл на таком турнире только через шесть лет…

— В 59-м чемпионата не было, в 61-м не поехал из-за травмы, — говорит он. — Зато следующий, 63-го года в Швеции, мне больше всего, пожалуй, запомнился. Контрольные игры перед его началом мы проводили в Финляндии со сборной этой страны. Помню, погода была ужасная: ветер, пурга, с неба то ли снег, то ли дождь капает. Вымотались здорово, и вот ближе к концу наш тренер Балдин говорит: «Кто устал, может замениться». Я и поехал на лавочку. А как потом выяснилось, такие моменты Иван Иваныч считал проявлением слабости характера. И своей фамилии в составе на стартовый матч с финнами не услышал. И на второй, с норвежцами — тоже. Лишь когда Юра Шорин (он и заменил меня тогда в Финляндии) получил травму, вышел на лед… А перед последней игрой со шведами ситуация у нас вообще сложилась тяжелая: Измоденову мячом в глаз залепили, играть не может, полкоманды гриппом заболело. Как сейчас помню, расписку давали врачу: дескать, о возможных последствиях игры с температурой 39 предупреждены. И в решающем матче мы разгромили соперника — 8:0.

…Потом Дураков сыграл еще в пяти чемпионатах мира. В 65-м сборная СССР один из матчей мирового первенства проводила в Свердловске, чего не случалось ни до, ни после этого. На родном льду Николай проявил себя во всем блеске. В непростой встрече с норвежцами, единственный раз за всю историю ставшими тогда серебряными призерами чемпионата, он забил три мяча из четырех — 4:0. Всего на турнире Дураков отличился пять раз, что позволило ему стать самым метким бомбардиром, а оргкомитет признал Николая еще и лучшим полузащитником.

В 1967 году сразу три команды набрали равное количество очков, и лишь лучшая разность мячей позволила сборной СССР сохранить титул сильнейшей. А после шведского чемпионата-69 Дуракову был присвоен титул «Король бенди».

В 1969 году на банкете после чемпионата мира в королевском замке города Упсала шведы официально провозгласили Дуракова королем бенди. Вот только короля Швеции Густава IV Адольфа на церемонии не было: через пресс-службу он сообщил, что «двум королям в одном замке делать нечего».

16 ноября 1968. Сборная СССР — «Локомотив» (Иркутск) — 5:3. Сборная СССР готовится отразить угловой. На переднем плане — Николай Дураков, Михаил Осинцев, в воротах — Евгений Герасимов, Юрий Шорин, Анатолий Рушкин, на дальнем плане (выбегает) — Виталий Данилов

Вот как описывает происходившее в своей книге «Звезды спорта» Михаил Азерный: «Церемония награждения состоялась в старинном королевском замке. После того как сборной СССР вручили золотые медали, Дуракова попросили остаться на сцене и зачитали свиток с прикрепленной к нему лентой в цветах шведского флага. Шведская команда встала и принялась аплодировать. Это былопровозглашение Николая Дуракова королем бенди».

А еще два года спустя в тяжелейшем решающем матче со шведами Юрий Лизавин забил победный гол за две минуты до финального свистка после блестящего прохода и изумительного паса (вот-вот, паса!) нашего героя.

Чемпионат мира — 73 в Москве стал для 39-летнего Дуракова последним. Такие разные, но все по-своему памятные турниры объединяет один фактор: золотые медали неизменно выигрывала сборная СССР.

— Мне посчастливилось играть бок о бок со многими выдающимися мастерами, — говорил пятикратный чемпион мира московский динамовец Вячеслав Соловьев. — Но своеобразным шедевром природы в сотворении идеального хоккеиста всех времен и народов стал именно Николай Дураков. Дриблинг, скорость, удар — все эти качества были развиты у него до невероятных высот. А в быту выдающийся игрок превращался в простого, доступного в общении человека. У Коли никогда не было врагов. Да что там врагов — даже просто людей, относившихся к нему негативно.

— О Коле я могу говорить часами, — рассказывал о Дуракове другой московский динамовец, восьмикратный чемпион мира Валерий Маслов. — А если коротко — он лучший из нас. Считал и считаю Дуракова своим близким другом. От игры вместе с ним получал огромное удовольствие. И жалею только о том, что мы никогда не были одноклубниками, — в сборной все же вместе выступали не так часто…

В 1971 году сборная СССР седьмой раз подряд стала чемпионом мира благодаря изумительному пасу Дуракова. Шведы тогда играли на своем льду и были решительно настроены прервать гегемонию советской сборной. Под натиском атак хозяев, казалось, было не устоять. Но под занавес Дураков обыграл нескольких соперников и выдал изумительный пас на Юрия Лизавина.

Две звезды — две светлых повести. Николай Дураков и «человек с двумя сердцами» московский динамовец Валерий Маслов — чемпион СССР не только по хоккею с мячом, но и футболу, последний из спортсменов, игравший за сборную страны одновременно в обоих популярных видах спорта

20 марта 1975. На банкете после матча СКА (Свердловск) — «Фалу» (Швеция) встретились две звезды мирового бенди — Николай Дураков и Бернт «Бемпа» Эрикссон

ОБ ОТЪЕЗДЕ ДАЖЕ НЕ ПОМЫШЛЯЛ

Между прочим, попытки сделать Дуракова одноклубником Соловьева и Маслова предпринимались неоднократно. Два гулливера отечественного хоккея, свердловский СКА и московское «Динамо», изначально находились не в равных условиях. Столичная прописка в те времена являлась мечтой изрядной части советских граждан, и хоккеисты исключения не составляли. И приглашать в свои ряды лучших игроков других клубов «Динамо» было куда легче, чем СКА. При этом хоккеисты клуба-конкурента пользовались особым спросом. В разное время из Свердловска в Москву уехали Михаил Осинцев, Альберт Вологжанников, Евгений Горбачев, Владимир Тарасевич (плюс еще в Алма-Ату — Юрий Варзин)…

— У меня, конечно, тоже были приглашения, — рассказывает Дураков. — В середине 60-х Василий Дмитриевич Трофимов в московское «Динамо» звал неоднократно. Причем не сам, а через ребят — Женю Папугина, Мишу Осинцева, Валеру Маслова, считал, наверное, что так скорее договоримся. Шведы тоже звали, но о чем тогда можно было говорить… Мог переехать в столицу году так в 1963-м и по другой линии. Мы, когда в Москве бывали — и на сборах, и на играх, в пансионате ЦСКА на Песчаной останавливались. Там же и «шайбисты» ЦСКА жили, со многими мы хорошо знакомы были. Великий тренер Анатолий Владимирович Тарасов наших игр в Москве не пропускал. Вот и пришел он, видимо, к мысли позвать меня в свой клуб.

В то время, кстати, подобное уже редко случалось, но ведь еще за десять лет до того переход из русского хоккея в канадский был массовым явлением. В ЦСКА у Тарасова выступал Игорь Ромишевский, который успел поиграть за калининградский «Труд» в хоккей с мячом.

Но самым неожиданным для меня оказалось приглашение кемеровского «Шахтера» в 67-м или 68-м, в ту пору — команды средней руки. И опять через игрока — там наш Володя Краев в воротах играл. «Коля, — говорил он, — знаешь, сколько тебе дают? Не поверишь — 1200 в месяц. И это еще без премий». Если учесть, что в СКА я рублей 300 получал, а средняя зарплата в стране, по-моему, и до 150 не дотягивала, то цифра, конечно же, поразила.

Но, честно говоря, мысль о смене клуба мне никогда даже в голову не приходила. У меня тут все — родственники, дом, рыбалка, леса грибные. Ни за что и ни на что менять я это не хотел…

16 ноября 1968. «Локомотив» (Иркутск) — сборная СССР — 3:5. Николай Дураков против защитников иркутян

СТАТЬ ТРЕНЕРОМ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

Казалось, время не властно над Мастером и Дураков будет играть вечно. В сезоне-75 (в 40 лет!) полузащитник армейцев забил 37 мячей (третий результат среди всех участников чемпионата и лучший в команде), стал бронзовым призером чемпионата и обладателем Кубка европейских чемпионов. В то же время впервые за много лет не попал в список 22 лучших хоккеистов сезона. В пору расцвета вступали таланты нового поколения армейцев, соответственно, перестраивалась и игра команды. Наставник СКА Валентин Атаманычев решил перевести Дуракова на другую позицию, тот менять амплуа категорически отказался. И дошел даже до начальника клуба, доказывая свою правоту.

10 декабря 1975-го, перед игрой СКА с алма-атинским «Динамо», состоялись торжественные проводы Николая Дуракова из большого хоккея. Но не прошло и месяца, как легендарный хоккеист вернулся в строй. Пошли травмы, кого-то вызвали в сборную, и Атаманычев попросил Дуракова помочь.

— Первую игру с «Трубником» нормально сыграл, в следующей, «Зоркому», даже два мяча забил, — вспоминает Николай Александрович. — Но предсезонку с командой я не проходил, физические кондиции были не на уровне. А тут еще следующие четыре игры на выезде СКА проиграл. И в числе тех, кому нужно будет готовиться к следующему матчу с хабаровчанами, мою фамилию просто не назвали. На стадионе я в тот день вообще не появился, уехал на Белоярку рыбу ловить. А потом пришел в клуб, доложил: «Прибыл для дальнейшего прохождения службы». Поначалу меня в помощники к Атаманычеву определили, но Валя быстро дал понять, что и в этом качестве я ему не особенно нужен. И тренером я работал только с детскими и юношескими командами. Хотя потом варианты возникали…

Возникали, но рассматривать всерьез Дураков их не мог. Тяжело заболела жена Маргарита, ей требовался постоянный уход. А работа тренера команды мастеров требует полной самоотдачи, самоотречения даже — Николаю Александровичу это было известно лучше, чем кому-то другому… Был момент, когда врач даже сказал — готовьтесь к худшему, месяц максимум и… Но Маргарита прожила еще 24 года.

1975 год. Супруга Николая Дуракова Маргарита Михайловна с дочками — Натальей (слева) и Ольгой

Однажды в Швеции журналист на пресс-конференции спросил, что означает его фамилия. Дураков растерялся и просто покрутил пальцем у виска. На следующий день журналист дал в своей газете заголовок: «Дураков — мозг команды».

5 декабря 1974. Перед матчем СКА (Свердловск) — «Зоркий» (Красногорск). Тренеры гостей Виктор Маркин (в центре) и давний партнер по сборной СССР Евгений Папугин (слева) вручают Николаю Дуракову подарок в день 40-летия

Статистики посчитали, что на счету Дуракова 93 медали разного достоинства (в том числе семь высшей пробы на чемпионатах мира и девять — первенства страны) и 1112 мячей, забитых только в официальных матчах.

10 декабря 1975. Свердловск, Центральный стадион. Проводы Николая Дуракова из большого хоккея перед матчем СКА (Свердловск) — «Динамо» (Алма-Ата). На фото слева направо: Сергей Пискунов, Борис Удодов, Николай Дураков, Александр Сивков, Леонид Воронин

ЖИВАЯ ЛЕГЕНДА

Уйдя в 41 год из большого спорта, заканчивать играть окончательно Дураков и не думал. Были сезоны, когда по 40 с лишним матчей проводил: на город, на область, за сборную ветеранов. Больше, чем в молодые годы за СКА, набиралось. Дуракову исполнилось уже 62, когда он выступал в первенстве области — факт для Книги рекордов Гиннесса.

Зимой 2007 года в Финляндии проводился розыгрыш Кубка мира среди ветеранов. Организован он был в честь 50-летнего юбилея первого чемпионата мира. Из золотых медалистов, игроков той сборной СССР, в живых оставалось только четверо. А на лед вышел он один, Николай Дураков… Любопытно, что именно Дуракова тогда, в 57-м, общество финских болельщиков признало лучшим хоккеистом чемпионата. Спустя полвека увидев его вновь на коньках, финны были просто потрясены. И разве что только пылинки не сдували с легендарного хоккеиста.

СВОЙ ГОЛОС ОТДАЛ БЫ ЗА ЛОМАНОВА

В 2000 году журналисты газеты «Советский спорт» провели специальный опрос, по итогам которого и без того не страдавший отсутствием звонких титулов Дураков получил еще один — лучшего хоккеиста страны ХХ века.

Узнав об этом, Николай Александрович сказал:

— Ну что скажешь? Приятно, конечно. Но я бы свой голос Сергею Ломанову-старшему отдал. Он был просто идеальным нападающим — рослым, физически сильным, скоростным, с прекрасным дриблингом и ударом. Да еще и огромный объем работы выполнял. Вот о нем уже в 17 лет можно было сказать — появился хоккеист, какого не было на свете.

В хоккее с мячом семейные династии — не редкость: Ломановы, Плавуновы, Рушкины, Ларионовы, Разуваевы…

— А у меня две дочери, — улыбается Николай Александрович. — Когда первая в 58-м родилась, я чуть не плакал — так хотел сына. Меня всей командой успокаивали. А потом, конечно, в дочке души не чаял. И когда спустя восемь лет у нас с Маргаритой родился второй ребенок, и тоже девочка, я уже не считал, что это чем-то хуже, чем сын. Зато внук, тоже Николай Дураков, занимался на «Спартаковце» хоккеем с шайбой, но до команды мастеров не добрался. Но я по этому поводу особенно не расстраиваюсь: не единственный это путь в жизни — хоккей…

…Как-то вспомнили о Дуракове в разговоре с Владимиром Янко.

— В сборной вокруг него всегда собиралась компания — умеет Дураков притягивать к себе людей, — говорит именитый хоккеист и легендарный тренер. — А интересы Коли вне поля мы все знали — рыбак, грибник, садовод… Знаете, самым популярным в стране видом спорта хоккей с мячом, наверное, никогда не считался. Но всегда в нем были люди, которых знали даже в регионах, где и лед-то никогда не заливали. Дураков, Атаманычев, Папугин, Маслов — это, выражаясь современным языком, харизматические личности…

Идут годы. И людей, никогда не видевших Дуракова в деле, уже куда больше, чем тех, кто наслаждался его игрой, но рассказы о коренастом крепыше под номером девять, творившем чудеса на льду, уже стали легендами русского хоккея…

Алексей КУРОШ

На праздновании 50-летия первого чемпионата мира в 2007 году в Финляндии Николай Дураков вышел на лед в составе сборной ветеранов СССР. В 72 года!

10 января 2019. Казань. Многократные чемпионы мира Георгий Канарейкин, Михаил Осинцев, Николай Дураков, почетный президент FIB и ФХМР Альберт Поморцев, чемпион мира Анатолий Рушкин и ветеран казанского хоккея с мячом Абдулла Мухаметшин на матче динамовских команд Казани и Москвы, посвященном 100-летнему юбилею легендарного тренера Василия Дмитриевича Трофимова

тэги: Сборная России | Чемпионат мира | Книги | Ветераны | Чемпионаты мира. История | Сборная СССР