rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России Федерация хоккея с мячом России

7 мая 2020 г., Четверг

Судьба капитана. 75-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ посвящается

77 лет прошло со дня смерти одного из первых капитанов нижегородского «Старта» (в ту пору — «Зенита») Константина Сергеевича Красногорского, можно сказать, одного из пионеров русского хоккея на заводе «Новое Сормово», игравшего в конце 30-х годов XX века. Без прошлого, как известно, нет и будущего. И сегодня мы в силу возможностей рассказываем о судьбе Красногорского, трагической судьбе.

Константин Сергеевич Красногорский родился 23 апреля 1918 года в Сормове. С детства занимался спортом, в частности хоккеем с мячом. Проживая на улице Васенко, что в Сормове, Красногорский, очевидно, был завсегдатаем хоккейных баталий на замерзавшей зимой речке Левинка. Благо, что та была совсем недалеко от его дома. Играл он на месте полуправого нападающего. Достоверно известно, что в 1939 году он был капитаном первой команды завода «Новое Сормово». Об этом свидетельствуют протоколы игр розыгрыша Кубка СССР 1939 года, хранящиеся в Государственном Архиве Российской Федерации в Москве.

Константин Красногорский известен также и как автор нескольких заметок о хоккее в заводской газете «За ударные темпы». Работал на заводе «Новое Сормово», а в 1939 году был призван в ряды РККА Сормовским РВК города Горького.

В 1941-м началась Великая Отечественная война. По имеющимся данным, к началу боевых действий рядовой Красногорский проходил службу в 193-м истребительном авиационном полку. С августа 1941 года он числился в списках пропавших без вести.

Долго не удавалось найти какую-либо информацию о дальнейшей судьбе этого человека. И вот наши старания принесли результат. Его имя было найдено в списках военнопленных концентрационного лагеря Цайтхайн (г. Риза, Германия).

Ответ на запрос в Мемориал Цайтхан (бывший лагерь для военнопленных):

— О судьбе господина Константина Красногорского у нас есть только один документ, который выстоял войну неповрежденным. Так называемая личная карта I составлялась для каждого военного заключенного и содержала все личные сведения, фото, а также отпечатки пальцев и особые приметы внешности и способности.

Господин Красногорский служил в отделе штаба Красной Армии. Он был захвачен в немецкий плен как солдат 23.10.1941 в Полтаве и был доставлен в Германию через Бобруйск (Белоруссия).

Здесь Константин Сергеевич Красногорский прибыл в лагерь для военнопленных Шталаг IV Б Мюльберг, где он был зарегистрирован и получил опознавательный номер 153 998 IV Б. Этот опознавательный номер был выбит на металлической пластинке, которую заключенный должен был постоянно носить на шее. Она служила для идентификации заключенного. Присутствовавший при регистрации врач лагеря обозначил его «здоровым». На основании этого он был определен как необходимая рабочая сила для немецкой экономики, как это было предусмотрено планом национал-социалистической власти.

Известно, что господин Красногорский был отправлен 25.06.1942 в рабочую группу на работы по улучшению железных дорог в Хемниц и 28.07.1942 в местечко у Цвикау. Эти группы подчинялись Шталаг IV F Хартмансдорф.

С уверенностью можно сказать, что он заболел туберкулезом во время работ, по причине невыносимых условий для работы и жизни. Только через несколько недель Константин Красногорский был переведен в командный лагерь для военнопленных Цайтхайн. Цайнтхан в 1941−42 годах служил центральным лагерем приема и распределения новых советских военнопленных для военного округа IV. В феврале 1943 года он преобразован в резервный лагерь Цайнтхан.

Однако в и Цайтхайне катастрофические жизненные условия для Константина Красногорского продолжились. Отсутствовали в достаточном количестве источники пищи и воды. Военнопленные скудно питались. По причине нехватки воды были вынуждены пить воду из луж. Голод и ужасающие санитарно-гигиенические условия дополнительно ослабляли больных заключенных и способствовали быстрому распространению заболеваний. При недостаточном питании, ужасных условиях жизни и недостаточном медицинском обслуживании Цайтхайн стал для многих советских военнопленных лагерем смерти до конца войны, в том числе и для Константина Сергеевича Красногорского.

27.08.1942 господин Красногорский умер от туберкулеза в лазарете Цайтхайна. Он был похоронен 28.08.1942 на русском кладбище Якобсталь (сейчас захоронение II) в общей могиле. Точное место захоронения нельзя установить, так как отсутствуют соответствующие планы. Кладбище II — это одно из 4-х кладбищ для советских военнопленных в сегодняшней области общины Цайтхайн.

Красногорский был одним из трех миллионов советских военнопленных, кто не пережил военного плена.

С наилучшими пожеланиями, Антье Фельдманн.

Однако, через некоторое время, все же удалось установить и точное место захоронения Константина Красногорского (могила № 11 929, участок 409, блок I, ряд 9).

Есть данные, что извещение о гибели К.С.Красногорского датировано 9 декабря 1946 года, а вручено его матери Прасковье Михайловне только 9 января 1947 года…

Из команды конца 30-х годов есть также сведения о правом защитнике Сергее Пименовиче Дееве. Он служил рядовым в 31-й стрелковой дивизии и погиб 15.02.1944 в бою в селе Петрушки Черкасской области.

Вечная память!

Выражаем благодарность за помощь или содействие в поиске информации об К.С.Красногорском (и обо всей команде горьковского «Зенита» образца 1939 года) нижегородцам А.В.Переборову, А.В.Окулову, Ю.Б.Голубеву, С.Г.Чернышеву и Е.С.Чернышевой (перевод с немецкого языка).

тэги: Ветераны ВОВ Нидерланды Нижегородская обл.

Система Orphus

Партнеры ФХМР

Международная федерация бенди Госкомспорт России Олимпийский коммитет России Ассоциация любительского хоккея Холдинговая компания Сибирский Деловой Союз
Благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева Kosa Спорт-Экспресс Телеканал Спас Tackla - официальная экипировка сборной России по хоккею с мячом
Корпорация Руан