rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России
Фото пресс-службы ХК

Фото пресс-службы ХК "Динамо-Казань".

11 февраля 2019 г., Понедельник

Максим Матвеев: По жизни я — боец

Защитник казанского «Динамо» Максим Матвеев о своем тернистом хоккейном пути и родном Усть-Илимске, профессии пожарного и духовной литературе, Ильясе Хандаеве и перспективах татарстанского клуба — в интервью журналу «Русский хоккей».

На старте нынешнего сезона казанский клуб удивил многих: после смены тренера бело-синие заиграли не ярко, но результативно — во многом благодаря самоотдаче и желанию побеждать динамовцы закрепились в «тройке» лидеров чемпионата. Впрочем, впереди еще половина турнира, а удержаться, как известно, всегда тяжелее.

И помогать «Динамо-Казани» удержаться наверху будет 31-летний защитник, для которого нынешний приезд в столицу Татарстана — уже вторая попытка выиграть с командой что-то серьезное. В спортивной столице России по-хорошему привыкли к победам — в любых видах спорта, а такие хоккеисты, как герой январского номера, необходимы любому коллективу. Их называют «рубаха-парень»: своей самоотдачей они отвоевывают себе место на поле, а на нем вносят незаметный, но особый вклад в победную «копилку».

С ХАНДАЕВЫМ МОЖНО СДЕЛАТЬ СКАЧОК ВВЕРХ

— Немногие ожидали от «Динамо-Казани» такого старта в чемпионате, особенно учитывая неудачу в Кубке России…

— Я не назвал бы наше выступление в Ульяновске неудачей. Нельзя забывать, что летом в Казани была собрана фактически новая команда, которой нужно время на «притирку» и обретение взаимопонимания. В октябре в команде сменился главный тренер: для нас, считаю, это был переломный момент. Помню, когда пришел Ильяс Игоревич Хандаев, я подумал: «С этим тренером я могу сделать скачок вверх».

— Что нового привнес с собой новый наставник?

— Он очень амбициозный, темпераментный и требовательный. И все игроки почувствовали, что вместе с ним могут учиться бороться за высокие места и побеждать в каждом эпизоде. Ильяс Игоревич сам весь в игре, отдает всего себя, и учит нас, что нет ничего невозможного. Он требует от нас максимальной самоотдачи на каждой тренировке, шутит, чтобы мы не боялись устать (улыбается).

— Бутылки по раздевалке не летают?

— К счастью, такого нет! Бывает, общение в раздевалке происходит на повышенных тонах, но все это ради победы. Хандаев старается подстегнуть каждого игрока. Все знают, что наш тренер — максималист. Но мы стараемся не смотреть в таблицу. Впереди длинный сезон, и мы двигаемся от матча к матчу, отталкиваясь, в первую очередь, от своей игры.

Фото пресс-службы ХК

— На что «Динамо-Казань» может реально замахнуться весной?

— Все зависит от нас самих. Конечно, хочется забраться наверх и удержаться там! В нынешнем сезоне мы чувствуем внимание и поддержку руководства клуба, которое общается с командой буквально после каждого матча. Если это сохранится, думаю, у казанского «Динамо» хорошие перспективы и команда будет становиться только сильнее.

— Нынешний сезон — ваш второй приход в клуб. Впервые вы оказались в «Динамо-Казани» в 2016 году, но провели всего сезон…

— Помню, когда приехал сюда, сразу понял, что это самый крутой город, в котором я жил в России! Казань мне очень нравится, и, если честно, мечтаю перевезти сюда семью. Для этого, конечно, нужна стабильность. Из-за ее отсутствия год назад мне пришлось перейти в нижегородский «Старт», но я никогда ни о чем не жалею. Жизнь сложилась так, что я вернулся.

ОХРАНА, ЛЕС, «ПОЖАРКА»

— Вы всю жизнь играли на позиции защитника?

— Да. Не знаю почему, но мне всегда нравилось защищать ворота. Мяча я не боюсь и, признаться, испытываю кайф, когда не позволяю сопернику пройти дальше. Защитник — это, в первую очередь, бойцовские качества, смелость, хладнокровие и внимание. А я по жизни — боец!

— На кого из защитников в свое время ориентировались?

— Кумиров у меня никогда не было. Но я многому научился у Алексея Чижова во время выступления за «СКА-Нефтяник»: он так усердно работал, что мог «заразить» этим любого!

— Вы — уроженец небольшого, но известного города в хоккейном мире — Усть-Илимска. Кем мечтали стать в детстве?

— Наверное, я как многие вырос на фантастических фильмах, поэтому хотел быть супергероем и помогать людям. По своей натуре я очень добрый человек, и помощь ближнему для меня всегда была в приоритете.

— Как же вместо «звездных галактик» вы оказались в большом спорте?

— Друзья позвали, а, как известно, с кем поведешься — от того и наберешься! В третьем классе школы пошли и записались в секцию футбола. О хоккее с мячом я тогда даже не знал! Но лето закончилось, и пришла зима: нам дали коньки и отправили кататься (смеется). Причем, выдали белые женские! Я пытался на них кататься во дворе: помню, ездил по дорогам, тогда их особо не чистили. И ни о каком хоккее с мячом, понятное дело, даже не думал. Мечтал о футболе…

— В русском хоккее оказались, выходит, из-за суровых сибирских зим?

— Наверное, только лет в 16 стало что-то получаться в хоккее с мячом. Начались соревнования, и я начал серьезнее относиться к тренировкам. В 18 лет я попал в команду мастеров «Лесохимика», которая выступала в Высшей лиге. Но потом, как все знают, из-за проблем с финансированием клуб закрыли, и мы, местные игроки, остались без работы. По сей день в Усть-Илимске худо-бедно работает детско-юношеская школа.

Фото пресс-службы ХК

— Какие мысли были тогда в голове?

— В январе 2008-го у меня родилась дочка, надо было кормить семью. До конца календарного года нам платили по 10−12 тысяч рублей как игрокам первой лиги. А потом перестали. Брался за любую работу — и охранником, и грузчиком, и механиком. Даже в лесу…

— Верили в тот момент, что вернетесь в хоккей или мысленно с ним уже попрощались?

— Те два года я тренировался «для себя». Потом устроился в пожарную охрану, сдал все экзамены. И так получилось, что позвонили ребята по «Лесохимику», которые в то время играли в Арсеньеве за «Восток», и позвали к себе. Пришлось решать — остаться пожарным или быть хоккеистом. Но хоккей меня не отпускал (улыбается). И я поехал.

АРСЕНЬЕВ, ХАБАРОВСК, ВЛАДИВОСТОК

— Арсеньев — городок еще меньше Усть-Илимска. Что там есть, кроме хоккея?

— Да, крохотный. В городе есть вертолетный завод, на который мы попали на экскурсию: он как раз спонсирует «Восток». Есть еще один забавный кинотеатр, в котором крутят не новинки, а просто старые фильмы. Я такого нигде прежде не видел (улыбается). А еще — нереально крутая гора для горнолыжников! Тогда я первый раз попробовал встать на лыжи и спуститься вниз. Сначала было страшно, а потом «полетел»: добирался до финиша весь в сосульках и снегу от скорости и сопротивления ветра!

— На кино захаживали?

— В тот кинотеатр нет — все фильмы можно было найти в Интернете. Но кино смотреть люблю, особенно фантастику. Очень нравится фильм «Глубоководный горизонт», «Тихоокеанский рубеж», «Игры разума», «Великий уравнитель». Стараюсь выбирать картины с сильными актерами и эмоциями.

— До Владивостока и Китая удалось доехать?

— В Китае, увы, не побывал, а до Владивостока добрался. Очень красивый город. До сих пор не понимаю, по каким законам физики там ездят машины в гололед по такой гористой местности!

— В родной город удается заглядывать?

— Каждый год. В Усть-Илимске остались отец, мама, бабушка и родная сестра. Папа работает на местном лесопильном заводе, мама — завхозом в общепите. Стараюсь почаще им звонить. А вот многие друзья оттуда разъехались по другим городам.

— Транзитом через Арсеньев вы оказались в «СКА-Нефтянике»…

— Да, отыграл год в Высшей лиге, а потом меня позвали на просмотр в Хабаровск. Что самое интересное, меня оставили (улыбается). Хотя я понимал свой истинный уровень и сколько мне еще предстоит работать. Ребята в команде все делали быстрее на льду, но я очень старался: пластался, пахал и дико хотел остаться в команде, чтобы тренироваться рядом с такими профессионалами. От каждого, кто тогда играл в «СКА-Нефтянике», я получил огромный опыт.

— В клуб вы пришли в один год с Михаилом Юрьевым. Быстро сработались?

— Когда я приехал в Хабаровск, Михаил Юрьевич был для меня как отец. Мы редко общались, но я всегда чувствовал его поддержку без слов. В первый же сезон мне сделали операцию на паховой грыже, и месяц я не мог ничего толком делать. Сезон вышел скомканным, но Юрьев дал мне новый шанс. Он очень скрупулезный специалист, который разбирает соперника «от» и «до». Поэтому выходя на поле, ты уже знаешь, что ждать. Это очень помогает.

Фото пресс-службы ХК

— «СКА-Нефтяник» стал, по сути, первым вашим «большим» клубом, с которым вы завоевали Кубок и Суперкубок России. Тот период вспоминаете с теплотой?

— Не будет преувеличения сказать, что это были одни из лучших сезонов в моей карьере. Это была команда, которая развивалась не только на льду, но и в жизни: я узнал, как себя необходимо готовить, как питаться, какие книги нужно читать, как относиться к жизни в той или иной ситуации. За 4 года я встретил много хороших людей и получил большой опыт как игрок и как человек.

ПОСЛЕ ИГР ЗАСЫПАЮ В 4 УТРА

— Есть книги, которые помогают в жизни?

— Наверное, это кого-то удивит, но я очень люблю читать (улыбается). Из художественной литературы зачитываюсь Дэном Брауном. Еще интересуюсь духовной литературой: есть писатель Владимир Мегре, рассказывающей в серии своих книг о женщине, обладающей даром исцеления души и тела человека. В его книгах я нашел молитву, которой завершаю каждый день перед сном, и она мне помогает.

— Спортсмены — люди суеверные…

— Чего-чего, а ритуала у меня нет! И не хочу себе придумывать, что, мол, если встал не с левой ноги, то день якобы не удастся. Если черная кошка перебежит дорогу, то говорю себе, что это к счастью. К матчам готовлюсь спокойно, стараясь ни о чем не думать, а выходить на лед и быть в моменте «здесь и сейчас».

— Поражения долго прокручиваете в голове?

— Я очень отходчивый человек, поэтому стараюсь быстрее переключиться. После неудач, как известно, восстанавливаешься дольше. Я вот подолгу не могу заснуть после вечерних матчей. Стараюсь просто не думать о хоккее, но засыпаю около 3−4 утра… Это просто мой бич! Все это от напряжения, ведь для защитника все 90 минут на льду главное — внимание: надо вертеть головой в правильном направлении (улыбается).

— Что позволяет расслабиться в выходной день?

— Прогулка. И поход на базар за продуктами! В Казани я живу без семьи и готовлю сам себе — могу признаться, готовить мне нравится. Очень люблю любое мясо, запеченное под сыром, поэтому когда приехал в квартиру, очень расстроился, что в ней не оказалось духовки. Но жена Миши Тюко — Алла — каждую неделю зовет к ним на семейный обед или ужин, прикармливают (смеется).

— Жизнь в отрыве от семьи наверняка не сахар…

— Конечно, последние 4 года во время сезона мы видимся очень редко. Старшую дочку не хочется отлучать от школы и увлечений, а судьба хоккеист непредсказуема — сегодня ты здесь, а завтра — в другом городе. Перевозить семью на 8 месяцев — несерьезно. Сейчас жена с детьми живет в Иркутске, где буквально год назад мы построили свой деревянный дом. И теперь могу с уверенностью сказать, что жить там лучше, чем в квартире!

— Дом строили собственноручно?

— Как говорится, раньше и гвоздя не забил, а прошлым летом обрел очередной опыт, сделав большой ремонт практически своими руками. Оказалось, с ними не все так плохо!

С СУПРУГОЙ — С ДЕТСТВА

— Как познакомились с будущей женой?

— Мы знакомы с Катей «с пеленок»: наши родители дружили семьями, и лет в 12 мы уже впервые поцеловались (улыбается). Моя будущая супруга была моей первой любовью. Но потом она с родителями переехала в Ангарск, и мы потерялись на долгих 10 лет. Спустя время, когда я ехал в поезде на игру, мне пришло смс от Кати. До сих пор помню, как в тот момент колотилось сердце! А она проделала целую спецоперацию: нашла в Усть-Илимске человека, который приехал к моим родителям, чтобы узнать номер моего телефона!

— Целеустремленная девушка!

— Это точно! Весной мы с «Лесохимиком» поехали на Кубок Губернатора в Иркутск — там и увиделись. А потом я забрал ее в Усть-Илимск, где у нас родилась дочь Полина. 11 января ей исполнится уже десять лет. Она, кстати, вовсю занимается хоккеем с мячом! А 23 августа 2018 года у нас родилась вторая дочка — Наталья. Они — мои принцессы.

— 2019-ый год встретите в разлуке с супругой?

— К сожалению, да. Я в Казани, а она с дочками в Иркутске. Проведем вечер с кем-то из партнеров по команде — предложений много, есть из чего выбрать (смеется). Надеюсь, увидимся с семьей в январскую паузу, связанную с чемпионатом мира в Венерсборге.

— Что загадаете под бой курантов?

— Если говорить о хоккее, то хочется выиграть что-то серьезное и быть причастным к этому. Все-таки в «СКА-Нефтянике» я в финалах играл маловато. Награда для любого спортсмена — игра и возможность играть. Как глава семьи, я мечтаю о сыне. А еще — поделиться со своими детьми тем опытом и знаниями, которые обрел, и стать примером для них. И съездить с ними в отпуск на море!

СПРАВКА

Матвеев Максим Сергеевич

Дата и место рождения: 7 апреля 1987 года, Усть-Илимск

Карьера: «Лесохимик» (Усть-Илимск) 2007−2008, «Восток» (Арсеньев) 2009−2010, «СКА-Нефтяник» (Хабаровск) 2011−2015, «Водник» (Архангельск) 2015−2016, «Старт» (Нижний Новгород) 2017−2018, «Динамо-Казань» 2016−2017 и с июля 2018 года по наст. время.

Семейное положение: жена Екатерина, дочери Полина и Наталья.

тэги: Динамо-Казань | Интервью | Журнал "Русский хоккей"