rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России Федерация хоккея с мячом России
Фото Евгения Конова.

Фото Евгения Конова.

6 сентября 2018 г., Четверг

Дмитрий Черенков: Заставить тренера думать — вот наша работа

Доцент кафедры Теории и методики хоккея им. А.В.Тарасова РГУФКСиТ, кандидат педагогических наук, профессор Дмитрий Черенков о необходимом объеме тренировочной работы, юниорах и востребованности тренеров — в интервью пресс-службе Федерации хоккея с мячом России.

5 сентября Дмитрий Черенков председательствовал в приемной комиссии, проводившей переаттестацию у 11 тренеров, окончивших Высшую школу тренеров в 2013 году. Актуальные вопросы, своевременные замечания и корректировки от ученого превратили «экзамен» в интереснейшую дискуссию, которую мы постарались продлить в интервью.

— Переаттестация оставила очень хорошие впечатления, — резюмирует итог 5-часовой работы глава ВШТ. — Мне очень понравилось, что все тренеры — от детских до наставников клубов Суперлиги — думающие. Они стараются думать: как делать, что делать и зачем? Побудить к анализу — это и была наша основная задача во время обучения. Ведь невозможно вложить в голову рецепт определенной деятельности! Не зря говорят, что «хочешь накормить человека один раз — дай ему рыбу. Хочешь накормить на всю жизнь — научи его рыбачить». Мы можем дать определенный уровень знаний, которого у многих не было, но не опыт — опыт нарабатывается самим человеком. Если человек, имея знания и опыт, не будет анализировать и трансформировать на текущую ситуацию, то он так и будет ошибаться.

В хоккее с шайбой ситуация аналогичная: приходят ребята, которые играли в хоккей и вроде как бы «учились». Но понятий о физиологии, психологии, биомеханики отсутствуют вовсе. Мы даем эти знания, накладывая на профессиональную деятельность, и эффект получается достаточно хороший.

Я РАД, ЧТО СУДЬБА ВНОВЬ СВЕЛА МЕНЯ С РУССКИМ ХОККЕЕМ

— Вы всю жизнь связаны с хоккеем с шайбой, но хоккей с мячом — не чужой вам вид спорта…

— Мой дед — Павел Александрович Савостьянов — был одним из сильнейших нападающих 30-х годов, и ему, кстати, посвящены несколько страниц в вашей энциклопедии. Потом он перешел в хоккей с шайбой, и судьба моего отца, и моя плотно связаны именно с этим видом спорта. Сейчас я только рад тому, что судьба вновь свела меня с хоккеем с мячом. Для меня это — развитие кругозора и не «закисание» мозгов. «Русачи», объективно говоря, пришли в РГУФКСиТ на базу хоккея с шайбой, и мне тоже пришлось перестроиться. Не будет преувеличением сказать, что я учился у ребят, которые поступали в Высшую школу тренеров. Они учились у меня, а я — у них. Ведь даже самый великий человек не может знать все.

— Вы экзаменовали эту группу 5 лет назад и встретились с тренерами теперь. Видны изменения?

— Да, и в первую очередь, я крайне рад изменениям сознания у Андрея Рушкина. В 2013 году он был моим антагонистом (смеется). На всех занятиях он пытался доказать, что я говорю ерунду и для хоккея с мячом это неприемлемо. Сейчас же я увидел, что он пользуется как раз тем материалом, которые давали мы. Не люблю говорить голословно, но все в жизни подтверждается определенным опытом.

— Помните, что являлось главным предметом спора?

— Конечно. Для того, чтобы построить оптимальный тренировочный процесс, мы должны просчитать соревновательный. Если разложить его на составляющие, то легко подбирается тренировочная работа, соответствующая соревновательной. Не мной доказано, что после адаптации человека к определенному виду деятельности, он выполняет свою работу более профессионально и лучше. Если в тренировочном процессе сделать адаптацию к игровому — это называется моделирование, то спортсмену будет проще в игре. Хотя игра, разумеется, подразумевает нестандартные ситуации. Но в ней и большой процент стандартных, поэтому чем ближе в тренировочном процессе хоккеист подходит к игровому, тем легче ему впоследствии.

Фото Евгения Конова.

ФУТБОЛИСТЫ НЕ ВЫПОЛНЯЮТ И ПОЛОВИНЫ ТОГО, ЧТО ДЕЛАЮТ В ХОККЕЕ

— Во время экзамена вы сказали, что беда российского футбола в том, что футболисты не выполняют и половины того, что делает хоккеисты…

— И могу это громко повторить. Если футболисты будут тренироваться хотя бы на 50 процентов от того, что делают в хоккее, их результаты будут совершенно другими.

— Объем тренировочной работы в хоккее с шайбой можно считать эталонным?

— Я бы сказал, что объем в хоккее с мячом может и превышать «шайбу», но при этом уступать в ряде компонентов: интенсивности, работе с «железом»… Хотя по объему беговой работы вы на два шага впереди! По данным, полученным из Швеции, игрок в хоккее с мячом набегает до 26−27 километров за 90 минут. В то время как в хоккее с шайбой этот показатель на уровне 7−8 километров.

С тренерами этой «волны» мы много дискутировали по объему тренировочной работы. Если просчитать игру в два тайма по 45 минут, переложив на тренировочный процесс, то раньше его не хватало, чтобы команда отыграла так, как бы хотелось тренеру. К примеру, Алексей Китьков, начавший обучение прошлой весной, летом начал внедрять то, о чем мы говорили. Да, с некоторыми изменениями, что характеризует его как думающего тренера. И он получил совершенно другой результат! А на следующий сезон он, не сомневаюсь, выступит еще лучше.

Я очень благодарен Владимиру Янко, который приезжал в университет и вел занятия по тактической подготовке, чего я, откровенно говоря, делать не мог. Мы много беседовали, и он признался, что если бы в свое время умел довести до нужного уровня физических кондиций, то мог бы достичь еще больших результатов.

РАДИ ОБЪЕМА, А НЕ КИЛОМЕТРОВ И МИНУТ

— Во время нынешней переаттестации у вас возникла полемика по поводу характера тренировки на следующий день после матча.

— Во-первых, я сторонник того, чтобы на следующий день провести «разбор полетов» и работу над ошибками. Не только теоретическую, но и практическую: тренировка может быть объемной, но малоинтенсивной. На ней делаются акценты на исправление тех ошибок, которые были в прошедшем матче. Ведь чем дальше от игры, тем быстрее все забывается. Разбирать надо «по горячим следам». Однозначно!

Во-вторых, дискуссия возникла по поводу уровня пульса, на котором команда крутит велосипед спустя сутки после игры. 110 ударов в минуту — это очень низкий показатель, даже ниже постразминочного. Мы разминку завершаем на уровне 120 ударов в минуту. 110 — это явно недостаточно для того, чтобы кровь перенесла по организму все необходимые элементы для восстановления. Предел аэробной работы — 165−170 ударов в минуту, поэтому я считаю пульс 140−160 — оптимальным для подобного занятия.

К примеру, можно бежать кросс 10 километров. Тот, кому легко это дается, прибежит первым с отрывом в 15−20 минут. Это — показатель уровня скоростной выносливости. Но мне, как тренеру, такая работа не нужна. Мне необходимо, чтобы вся команда уложилась в рамки пульса 140−160 ударов в минуту. Тогда все спортсмены получат одинаковое воздействие от данного тренировочного процесса, аналогичный объем аэробной работы.

— Не для всех это было очевидным?

— Был непростой момент — переломить в умах тренеров, что кросс мы бежим не ради быстроты или километража, а ради этой работы. Кроссовая работа способна заменить достаточно много чего другого, и на базе полученного объема можно выдержать супертяжелые игры.

Я сторонник того, чтобы аудитория на лекциях не молчала, а участвовала в процессе. Мне нужен диалог, и я заставляю тренеров выходить на него, думать и работать. Если мы говорим в диалоге, то оба двигаемся вперед. Поэтому я крайне против сегодняшней системы ответов «да/нет», «выберите из трех вариантов правильный». Это — путь в никуда.

ФЕДЕРАЦИЯ ДОЛЖНА ИМЕТЬ РЕЙТИНГ ТРЕНЕРОВ

— Существует много мнений на тему того, в каком возрасте юниора стоит «подтягивать» к команде мастеров. Каково ваше видение?

 — Своего мнения, наверное, я не поменяю никогда: самых талантливых ребят своих возрастов надо всегда переводить к старшим. Разумеется, не поголовно: где-то одного, где-то двух или трех. Играя со старшими, они во всех отношениях растут быстрее. Та же ситуация и с командой мастеров: перспективных ребят необходимо подтягивать на сборы, тренировки. Не надо их запускать в раздевалку, но брать по 5−7 перспективных юниоров с собой на «предсезонку», «накатывать» нужно однозначно. Пусть они не попадут в следующем сезоне в состав, но поймут, какие нагрузки и какие требования их ждут. И будут развиваться.

Подобное развитие у нас, увы, тормозится одним путем, когда тренеры в ДЮСШ начинают апеллировать: «А с кем я останусь? А как я буду выигрывать?». Извините, но наша задача — не очки и кубки, а количество ребят, подготовленных к командам мастеров.

— Какой возраст, на ваш взгляд, оптимальный для «пробы» в командах мастеров?

— Однозначно, это старше 14 лет — возраста полового созревания у мальчиков. Пока организм не окреп, мы не рекомендуем работать с отягощением. Исходя из такой ситуации, «подтаскивать» к мужикам можно лет с шестнадцати. Но не надо тащить туда «глисту в корсете», который сломается сразу же, не будучи к этому готов.

— Вы коснулись темы детских тренеров. К сожалению, не все из 11 специалистов, прошедших переаттестацию, не просто не работают в клубах, но некоторые даже не занимаются с детьми. Как и кто может исправить эту неприятную ситуацию?

— Я считаю, что федерация должна составить рейтинг аттестованных тренеров, который будет предлагаться клубам, в которых есть свободные вакансии. Федерация должна влиять на трудоустройство — я считаю это правильным. В советское время федерация не была работодателем, но без нее не происходило ни одно тренерское назначение! Решение, по большому счету, лежит на поверхности, и ФХМР его уже приняла: внесла в Регламент четыре строчки о том, что право управления на соревнованиях имеют тренеры с соответствующей лицензией. Да, хозяин клуба сегодня может нанять кого угодно, но в чемпионате или на кубке управлять командой сможет только аттестованный специалист.

— И все-таки остаются тренеры, которые сидят без работы. Даже год простоя для профессии тренера — это критично?

— Конечно. Год вне работы отбрасывает от реалий достаточно далеко. Но, увы, существуют личностные взаимоотношения президентов клубов, которые влияют на востребованность того или иного тренера. К примеру, КХЛ не хочет применять эти наработки это ни в каком виде! Я могу назвать ряд иностранных специалистов, которые долго работали в России, но в профессиональном плане из себя ничего не представляли. И переломить эту ситуацию или исключить на сегодня невозможно.

Фото press.sportedu.ru

тэги: Интервью ФХМР ВШТ

Система Orphus

Партнеры ФХМР

Международная федерация бенди Госкомспорт России Олимпийский коммитет России Холдинговая компания Сибирский Деловой Союз Сургутнефтегаз
Благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева Kosa Радио Спорт FM Телеканал Спас DELOSPORT - спортивная экипировка