rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России

Андрей Маслов: Высшая справедливость существует

версия для печати

23 октября 2017 г., Понедельник

Фото sibselmash.nsk.ru.

Воспитанник новосибирского хоккея, голкипер «Сибсельмаша» Андрей Маслов о своей карьере и долгом возвращении домой — в интервью пресс-службе клуба.

Андрей Маслов — игрок, без которого сложно себе представить «Сибсельмаш» в последние пять лет. Игрок, чьи имя и фамилия среди болельщиков команды, без преувеличения, являются синонимом профессионализма и надёжности. Игрок, годами зарабатывавший упорным трудом свой авторитет.

— Андрей, начнём беседу с дел недавних, с выступления команды «Сибсельмаш» на Кубке России в Хабаровске. Команда, к удивлению многих, чего уж там скрывать, показала приличный результат, третье место на Востоке. Сюрприз?

— Неожиданность в первую очередь для болельщиков. А для нас… Мы к такому результату готовились. Была у нас достаточно насыщенная ледовая подготовка. Понимали прекрасно, что с «Енисеем» и «СКА-Нефтяником» соперничать будет крайне сложно, равную игру сложно будет им предложить. А вот насчёт остальных — почему бы и нет? (Улыбается).

— А можно о матчах в Хабаровске узнать поподробнее? Взгляд на игру команды, скажем так, изнутри.

— Начнём с того что лёгких матчей у нас на Кубке не было. Да, мы взяли 12 очков, но ведь могли и меньше. Удача все-таки была на нашей стороне. Отыграли-то мы весь турнир не в оптимальном составе. Ребята наши травмировались на протяжении всего Кубка. Да, силёнок нам хватило, но где-то мы и проседали. А с мощными соперниками — Красноярском и Хабаровском — там ни силёнок, ни мастерства, увы, не хватило. Поэтому и счета в тех матчах получились запредельными. В общем, двоякое впечатление осталось от Кубка…

— Ни для кого не секрет, что наша вратарская линия — одна из самых стабильных и надёжных линий в команде. Это видно и по результатам голосования болельщиков по итогам сезона, это отмечают очень многие специалисты. Видно также, что вы, вратари, между собой очень хорошо общаетесь. Как удается удерживать высоко поднятую планку и как удается при всей конкуренции между вратарями оставаться хорошим партнерами? Бывает ведь и совсем иначе, ведь так?

— У нас да, на самом деле подобрался дружный вратарский коллектив. Такого, что кто-то кому-то завидует или злорадствует, точно нет. Тренируемся вместе с удовольствием и только радуемся успехам друг друга.

— А бывает в спорте и по-другому?

— Конечно, бывает! Я сам оказывался в такой ситуации, когда с тобой твои коллеги не общаются, смотрят искоса и все такое. Меня, скажу честно, такое отношение коробило. Ну сегодня ты вроде как в фаворе, регулярно играешь, а завтра с приходом нового тренера играю я, ну и что с того? Разве это значит что кто-то играет хуже? Просто каждый тренер имеет свой взгляд на игру своих вратарей, игроков, и мы здесь можем только работать и работать над собой. Всё всегда имеет свойство меняться, причём порой очень легко. Вообще изначально, ещё в молодости, я всегда себя так настраивал: моё дело — работать, работать и работать. Рано или поздно тебя заметят. Я всегда только такого принципа придерживался.
Что интересно, в «Сибсельмаше» вратари всегда между собой очень хорошо ладили, дружили. Я это видел у Сергея Наумова и Дмитрия Анфиногенова. В принципе люди друг про друга плохого слова не сказали. Это точно есть в традициях новосибирской хоккейной школы, это нам тренеры с детства прививали. Это культура такая. Помню, лет мне семнадцать было, начинаю с Наумовым и Анфиногеновым заниматься, все вместе. Так они меня моментально своим признали! Подсказывают, советуют, на равных, одним словом. Ни намёка на то, что я молодой, зелёный, а они уже такие опытные. Вот так же и я стараюсь с Игорем Долгополовым и Володей Ковалёвым, как по цепочке, что ли, этих традиций придерживаться. Мы постоянно друг у друга чему-то учимся. У Игоря что-то вижу интересное, тут же себе на заметку.

— Андрей, а правда, что вратари — этакие чудики? Есть такое расхожее мнение. Как будто такие люди «не от мира сего» или «вещь в себе».

— Сложно сказать! Со стороны оно конечно и виднее может быть. Как о себе скажешь, что ты чудик? (Смеётся.) Наверное, что-то такое есть, коль об этом говорят и в футболе, и в хоккее. От себя скажу, что в своей карьере я вратарей со странностями не встречал. Как раз наоборот, все ребята были простыми и без причуд. Вот и про себя могу то же самое повторить — обыкновенный!

— Давай теперь к твоим самым вратарским истокам. Как так вышло, что ты оказался в воротах?

— Пришел я на стадион «Сибсельмаш» записываться в хоккеисты в 1998 году. Было мне уже двенадцать. Прилично уже было для начинающего. На коньках не то что кататься, стоять не умел. Олег Константинович Мухамедеев, царствие ему небесное, тренировал тогда мой возраст. Меня он, естественно, не взял, из-за катания, конечно. Я на выход, а тут Александр Фёдорович Майорин навстречу. Спрашивает: «Что такое? Не взяли? А ну давай ко мне, в мою команду, к ребятам помладше!» И вот целый год он со мной возился, учил катанию и в ворота он же меня определил. Помню даже свой первый матч в воротах, красные против белых. Мы тогда проиграли 1−2, но мне тренер сказал: «Твоё место в воротах». А через год отдал уже меня в команду моего возраста, к Олегу Константиновичу, в свой год. Продолжал я так тренироваться, как вдруг однажды, по телевизору увидел сюжет о непобедимой команде «Заря — 85», которая стала обладателем Кубка мира. Знаменитая была по тем временам команда. До этого мы с ними не пересекались, один раз, по моему, сыграли, проиграли, естественно, и все. К тому времени дела в нашей команде обстояли не очень, ребят мало было уже на тот момент. Порой и три на три в поле между собой на тренировке играли… Я понимал, что как-то это не серьёзно, и надо что-то менять. Хотелось мне вырасти в настоящего вратаря, играть в высшей лиге. Так я принял решение перейти в «Зарю». Пришёл и увидел: уровень, конечно, космический! Спасибо Владимиру Васильевичу Загумённому, что мне тогда не отказал, а наоборот взял в команду. Не каждый тренер бы так поступил. Представьте, команда выиграла Кубок мира и тут я такой, вратарь, который на коньках кое-как передвигается. Понимал, что придётся пахать, выдерживать конкуренцию. А без этого в спорте никак. Если уж решил свою жизнь связать с хоккеем, попасть в команду мастеров, то надо быть лучшим, причём не только по своему году, но и не уступать по игре ребятам постарше. Много мы всего тогда выиграли. И чемпионами страны становились, и кубок мира брали. Я всегда был тогда вторым вратарем, много мне играть не давали и только лишь в последний перед переходом во взрослый хоккей чемпионат России в Казани мне доверили место в воротах, и я отыграл тогда от и до.

— И как же состоялся переход во взрослый хоккей?

— Пришло время идти дальше. Кого-то из той «Зари» взяли в команду мастеров, я же попал в состав «Сибсельмаша-2», и это была первая лига на тот момент. Надо сказать, что это сейчас к молодёжной команде отношение у клуба очень серьёзное. Очень много делается для того что бы ребята молодые прогрессировали. А тогда… Могли лёд команде не подготовить, свет не включить. Какое то непонятное было отношение к первой лиге. Мне это совсем не нравилось, и стало ясно, что придётся куда-то уезжать. В главную команду «Сибсельмаша» пробиться было нереально, я же реалист. Дмитрий Анфиногенов, Сергей Наумов. Тягаться с этими ребятами на равных мне было сложновато и рановато. В этой непростой ситуации вновь мне на помощь пришёл Александр Фёдорович Майорин. Договорился с кем нужно и отправил меня в Биробиджан, в команду «Надежда». А ведь брать меня они не хотели! Вратарь восемнадцатилетний, никому не известный, да ещё и третьим по счёту. Но вот как-то смог Александр Фёдорович их убедить. В Биробиджане мне предоставили отличные условия. С жильём проблем не было, квартира своя, зарплата регулярно, одним словом, не бедствовали мы тогда в команде. Всё было на уровне. И Михаил Владимирович Бральгин, главный тренер «Надежды», как-то сразу поверил в меня. Мне молодому доверял место в воротах в более важных матчах. Хотя тогда там был очень хороший вратарь. В том сезоне команда пробилась в финал первой лиги, проходил он в Мончегорске, где мы, впервые в истории клуба «Надежда», заняли третье место.

— А дальше произошёл твой карьерный рост. Правильно?

— Да, после успешного сезона в Биробиджане меня пригласили в Хабаровск. Этому вновь поспособствовали добрые люди! Александр Михайлович Здор порекомендовал меня Юрию Ивановичу Тишину, и тот принял решение взять меня в Хабаровск. Так началась моя эпопея в Суперлиге. (Смеётся). Там я и засветился по настоящему. Хоть я и пришёл в команду четвёртым вратарём, там тогда были Владимир Шестаков, Олег Андрющенко, Виктор Яшин, Юрий Иванович мною не пренебрегал, доверял мне частенько место в воротах, особенно в домашних матчах. Трудно себе представить, чтобы вот так с ходу давали играть молодому вратарю в Суперлиге, да ещё четвёртому по счёту! Но, вероятно, что-то разглядел во мне Юрий Иванович Тишин, раз так мне доверял.

— Дальше все развивалось так же удачно, по восходящей?

— Как раз наоборот. По нисходящей. Очень хорошая тогда была в Хабаровске команда. Это был сезон 2007 — 2008, по зонам тогда играли, и мы на Востоке шли в лидирующей группе. Очков много набирали. Сергей Рогулёв тогда за СКА выступал, новосибирский наш хоккеист. Вот где довелось мне поиграть с ним в одной команде! Но вдруг, неожиданно, в середине сезона снимают директора клуба, приходит новый руководитель, и все как-то скомкалось сразу. Вполне по силам было нам попасть в тройку призёров по итогам сезона, но в итоге заняли мы место, не помню уже точно, то ли пятое, то ли шестое. Нескольких побед мы тогда недосчитались, вот и не смогли выполнить поставленную задачу на сезон — быть в призах. В итоге снимают с поста главного тренера Юрия Тишина, и вместо него команду возглавил Юрий Лахонин. В команде он меня не видел на тот момент и отправил в итоге служить в армию. Так на год выпал я из хоккея.

— Вот это поворот! Поподробнее, пожалуйста.

— Скажу сразу: никаких обид, никакого зла, за такой зигзаг в моей карьере ни на кого не держу! Но тогда я конечно сильно обиделся. Зато сейчас, уже повзрослев, хорошо понимаю ту ситуацию. Пришёл новый тренер, а в команде — четыре вратаря. Вроде как перебор. С кем-то, по его мнению, надо было прощаться. Выбор пал на молодого Маслова. Вполне понятная ситуация. А мне уже время пришло служить в армии. Так я на год оказался в хабаровской армейской части, которая базировалась на стадионе имени Ленина, в спортивной роте. Автомата там я в глаза не видел и в руках не держал. Зато метлу с лопатой подержал. (Смеётся.) Игровой практики у меня напрочь не было. Ни льда, ни коньков, только кроссы, да футбол. Ребята, что со мной служили, им проще было. Те, кто занимался индивидуальными, а не командными видами спорта. Тяжёлой атлетикой, например. Вот так я и прослужил год.

— Дембельнулся и задумался, а что же дальше?

— Примерно так. Пошёл сразу в «СКА — Нефтяник», увольняться. Тренер там был прежний, Юрий Лахонин, вот и подумал, что не нужен я команде. Но Юрий Александрович неожиданно предложил остаться, вратарская бригада за это время, что я служил, в команде поредела. Владимир Шестаков уехал вслед за Тишиным в Новосибирск. Одним словом такое предложение для меня было как подарок судьбы! После года без хоккея кому я был нужен? Согласился конечно. Виктор Яшин тогда основным голкипером был, больше всех играл, Олег Андрющенко и я довольствовались заменами. Я — в меньшей степени. Заканчивали сезон уже с новым главным тренером Андреем Ивановичем Кобелевым. Мне хотелось играть, возраст 23 года, тогда в конце сезона я и подошёл к нему с вопросом о дальнейшей моей судьбе. Поговорили, Андрей Иванович объяснил тогда что задачи перед ним поставлены большие, что ему нужны опытные вратари. И сам предложил мне помочь трудоустроится в Мурманске. С тем условием что я там выступаю, он за моими выступлением наблюдает, и если все сложится удачно, я вновь стану вратарем «СКА-Нефтяника». Так с Дальнего Востока я перебрался в Заполярье. Но и в Хабаровск я уже потом не вернулся. Кобелева поменяли на Михаила Юрьева, он обо мне, естественно, ни сном ни духом. Звонить ему я конечно не стал, в Мурманске тоже дела у команды были неважные, во многом по финансовым причинам «Мурман» опустился в лигу классом ниже, в высшую. Тогда я думал что всё, моя карьера закончилась… В возрасте 25-ти лет. Вернулся с семьёй домой, в Новосибирск, стал потихоньку устраиваться в новой жизни. И тут снова удача! Гулял с маленьким сыном в парке и встретил Владимира Васильевича Загумённого. Он удивился, увидев меня в Новосибирске, и, выслушав мою историю, сразу пригласил тренироваться вместе с его молодёжью, командой «Сибсельмаш-2». Так я вернулся в родной клуб. Подписал с командой минимальный контракт на сезон, готовился к роли запасного вратаря, как вдруг череда травм наших голкиперов, Романа Гейзеля и Сергея Наумова выдвинула меня в том сезоне на первый план. Вот так и совпало, что «Сибсельмаш» выручил меня в трудной жизненной ситуации, и что я, в свою очередь, сумел помочь команде, которая оказалась без двух отличных вратарей. Благодарен руководству клуба, команды, главному тренеру «Сибсельмаша» на тот момент — Сергею Ивановичу Фирсову, которые поверили в меня! Я со своей стороны старался оправдать то доверие. Надеюсь, что до сих пор оправдываю.

— Сложный, безусловно, получился путь возвращения домой…

— Привычка работать, выкладываться на тренировках помогала. Больших целей я себе как-то не ставил, запредельными амбициями не страдал. Считаю что вратарское ремесло, профессия не подразумевает деления на основного или запасного. На тренировках работают все одинаково, терпят и вкалывают. И терпеливо ждут своего часа. От разных случайностей ведь мы не застрахованы. Великолепный наш вратарь Марко Херайярви как выступал! Ярко, здорово. И выходить в основе после него было непросто. Необходимо было не уронить поднятую им планку. Это уже психология. Психология вратаря, не основного или запасного, а просто вратаря — играть и выручать не хуже предшественников. Считаю что все, кто в команде — все основные. Один играет чуть больше, один чуть меньше, но одинаково должны играть хорошо. Тяжело конечно без игрового тонуса держать себя в форме. Но надо, если уж его недостаточно у тебя. Пример. Когда у нас был Марко, игра закончилась. Я остался в запасе. Представляете, что такое день игры? Игра в 18−30, в 16−30 мы уже в раздевалке. Ещё два часа идёт матч. Четыре часа на стадионе. И после игры я выходил с молодёжной командой на тренировку. Не на всю, конечно, но половину я отрабатывал после таких игр точно. Потому что понимал — это нужно в первую очередь мне. Так я по пять -шесть часов проводил на стадионе в день игр. Ведь после игры выходной, и если я не играю, то и завтра не потренируюсь, а это уже неправильно, это я уже могу потерять какие-то навыки и выручить в следующей игре не смогу, если место в воротах доверят мне. В этом плане мне манера Олега Александровича Чубинского нравится. Он нас не разделяет на основных и запасных. Держит нас всех в тонусе постоянно, чтобы могли в любой игре занять место в воротах. И так тренеру намного проще. А то ведь бывает как — основной вратарь вдруг заболел, а игра предстоит ответственная, а дублёру доверие не то.

— В заключении нашей беседы, есть что сказать молодым, начинающим вратарям, полевым игрокам?

— Обязательно должны ребята знать, что высшая справедливость и в спорте существует тоже. Если вы работаете по-настоящему, тренируетесь упорно, на каждой тренировке, то есть шаг за шагом идёте к своей цели — у вас обязательно будет шанс заявить о себе в спорте!

тэги: Интервью | Сибсельмаш

Система Orphus