rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России

Путь к пьедесталу начинался с безразмерных коньков

версия для печати

17 мая 2017 г., Среда

Один из самых известных представителей иркутского хоккея с мячом — капитан команды, тренер, директор Василий Донских — рассказал газете «Копейка» о днях прошедших и делится планами на будущее.

От автора: жа простит меня герой этого материала за некоторую фамильярность, но, когда речь заходит о нем, невольно вспоминается строчка из известной песни: «Конечно, Вася — ну кто его не знает…» В иркутском спорте он, несомненно, личность знаковая: при его непосредственном участии произошли все (абсолютно!) знаменательные события, связанные с хоккейной дружиной, получившей когда-то в нашем городе статус народной.

В личной коллекции — все богатство «Сибсканы» и «Байкал-Энергии»: три бронзовые и три серебряные награды чемпионата страны, плюс памятный знак за Кубок России. Есть еще два золота мировых первенств: первое в 1986 году завоевал в качестве игрока национальной юниорской сборной, второе в 2009-м получил, будучи тренером российской команды девушек. Два года возглавлял «Рекорд»: итог — два золота чемпионата и два Кубка страны. Входил в тренерский штаб национальной женской сборной по хоккею с мячом, ставшей серебряным призером чемпионатов мира в 2007-м и 2008 годах. И это еще не все. Любительская команда «Сервико», играющим директором (необычное сочетание, не правда ли?) которой он является, на протяжении ряда последних лет становится сильнейшей в Приангарье. А в 2014 году его избрали депутатом городской думы…

21 апреля директору ХК «Байкал-Энергия» Василию Петровичу Донских исполнилось 50 лет.

— С каким настроением неко­гда многолетний капитан иркутской хоккейной команды, а ны­не один из ее руководителей встретил свой юбилей?

— Да все нормально. Задача на сезон пусть и в неполном объеме, но выполнена. Команда сохранила позиции среди лидеров отечественного хоккея с мячом. Затеяли глобальную перестройку, которая, верю, поможет нам двигаться вперед.

— «…в неполном объеме…». Можно эту фразу как-то расшифровать?

— А чего тут шифровать? Начало сезона иначе как провальным не назовешь. Ставили задачу взять Кубок России — в итоге даже в финальную пульку не попали. Большие надежды возлагали на Кубок мира, однако и здесь из группы не вышли. Было видно, что команда реально не готова к чемпионату. Стыдно было в глаза болельщикам смотреть. Тогда на полном серьезе встал вопрос о смене главного тренера.

— Спасать команду был призван Владимир Янко — одна из самых масштабных фигур в русском хоккее. Кстати, не раскроете секрет, как происходят подоб­ные приглашения?

— Да ничего секретного. Можно сказать — дело случая. Президент клуба «Байкал-Энергия» Виктор Захаров, расстроившись после неудачного выступления команды, улетел из Швеции на день раньше. В аэропорту он встретил Владимира Владимировича, который также был не в восторге от выступления своего коллектива (московское «Динамо» тогда проиграло все три матча). Обменялись мнениями, переговорили… Когда мы прибыли в Иркутск, Виктор огорошил нас вестью, что есть возможность пригласить к нам Владимира Янко. Было собрано совещание, на котором присутствовали руководители хоккейного клуба и ОАО «Иркутскэнерго». В итоге предложение Захарова поддержали.

Кстати, Владимира Владимировича приглашали в «Байкал-Энергию» на пост главного тренера, но он попросил не делать резких движений и настоял на том, чтобы Евгения Ерахтина оставили у руля команды. Сказал, что будет помогать и что ему будет удобнее воздействовать на ситуацию в коллективе с позиции спортивного директора.

— А потом из Москвы в Ир­­кутск прилетел Евгений Ива­нуш­кин… Это как-то связано в приходом Владимира Янко?

— Если вы намекаете, что это как-то было прописано в условиях контракта Владимира Владимировича, то, конечно, нет. С Иванушкиным мы вели переговоры уже давно, однако, как говорится, столица его не отпускала. Но затем в московском «Динамо» грянул кризис. Всю предсезонку Евгений маялся — то в Казань, то в Ульяновск, потом обратно в Москву… Для такого игрока в нынешние времена найти место с соответствующими его классу условиями очень непросто. Так что наше с ним соглашение оказалось взаимовыгодным.

— Перед приходом Ивануш­кина команду покинул ряд игроков, в том числе и любимец местных фанатов, лучший бомбардир за всю историю иркутского хоккея Александр Насо­нов. Кто-то из болельщиков даже предположил, что это стало своего рода расчисткой поля для будущего супертрансфера…

— Совершенно не связанные между собой события! Если называть вещи своими именами, то, согласитесь, хороший парень — это не показатель уровня мастерства спортсмена. Мы все благодарны Александру Насонову за то, что он сделал для иркутского хоккея с мячом. Но у каждого игрока есть своя планка. Все видели, что уровень ее у Насонова заметно понизился. Вполне логичным в такой ситуации является и снижение заработной платы хоккеиста. Мы сделали Александру новое предложение — оно его не устроило. Все.

С Дмитрием Логиновым другая история. Скажем так, не сложились отношения с новым руководством. Мы пытались оставить его в команде, но он предпочел уйти. А приход в команду Анатолия Голубкова изначально был ошибкой селекции. Он сам попросился к нам, однако еще до начала сезона стало понятно, что игрок не соответствует предъявляемым ему требованиям.

— Экспериментальная, по определению ФХМР, формула чемпионата страны — как она вам показалась?

— Очень неудачная — неудобная для всех. Для хоккеистов спаренные матчи просто беда и в физическом, и психологическом плане. Эмоции выплескиваются в первой игре, и на вторую настраиваться очень непросто. Для организаторов два дня держать поляну в идеальном состоянии — нагрузка весьма серьезная. Снижается и зрительский интерес: смотреть подряд два матча одних и тех же команд — удовольствие так себе. Болельщики начали выбирать, на какую игру лучше пойти, а кто-то и вовсе предпочел поход на стадион телевизионной трансляции.

Увы, сами участники чемпионата — хоккеисты, тренеры, руководители команд, никак не могли повлиять на формулу турнира. Ее приняли на исполкоме ФХМР, и нам оставалось только согласиться на предложенные условия и играть. К счастью, в этом году нам обещают более привычную систему розыгрыша — без экспериментов.

— Реально в этом году было зарубиться с Хабаровском за золото?

— Задачу-максимум никто не отменял, однако мы понимали, что биться за чемпионство со «СКА-Нефтяником» при его нынешнем составе — затея почти безнадежная. В то же время финал состоит из одной игры, и история спорта знает немало случаев, когда более слабая команда обыгрывала явного фаворита. Вот и на льду «Ерофей-Арены» могло произойти все, что угодно. Ну смотрите: мяч после удара Иванушкина угодил в штангу, потом арбитр не засчитал чистый гол Исмагилова… А поведи мы в счете — еще непонятно, как все сложилось бы!

Помните, год назад хабаровчане в Первоуральске мучились — в итоге сыграли вничью и уступили нам преимущество своего поля в плей-офф. Сейчас дальневосточники свой шанс не упустили…

— Про скандальную игру в Архан­гельске что-нибудь скажете?

— Ситуация неприятная, шоковая, можно сказать. Но жизнь назад, как кинопленку, не отмотаешь… Нового ничего не скажу: после того как «Водник» начал куролесить, наши наставники не сумели правильно разобраться в ситуации. Я следил за этой игрой по Интернету — сначала в текстовом онлайне, потом включилась видеотрансляция… Как только началась вся эта кутерьма, стал звонить тренерам, но сумел дозвониться, только когда уже все закончилось.

— Почему Евгения Ерахтина не было на встрече с губернатором, где представителям команды вручали награды чемпионата?

— Ну вы поймите, на сегодняшний день человек отбывает дисквалификацию ФХМР. И он уволился из команды по собственному желанию. А здесь — официальная церемония. Евгений сам отказался в ней участвовать, чтобы лишний раз не попадать в светскую хронику и не раздражать высоких хоккейных начальников. Но, смею всех заверить, свою заслуженную медаль он получил.

Кстати, не исключен вариант, что Евгений Владимирович останется на тренерской работе в «Байкал-Энергии». Владимир Янко на ближайшем заседании президиума федерации собирается поставить вопрос о снятии дисквалификации со всех четырех наставников команд — участниц архангельского скандала. Свой урок они уже получили. Если данное предложение будет одобрено и если новый главный тренер «Б-Э» Андрей Пашкин не будет против, то Ерахтину заново придется устраиваться в команду, которой он отдал более двадцати лет жизни.

— По окончании в целом ус­пеш­ного, второго подряд серебряного, сезона команду покидает целая группа игроков. Можно сей факт как-то прокомментировать?

— Чтобы двигаться вперед, как ни банально это звучит, необходимо обновление. Из пятерки игроков, которые уходят, продлить контракт руководство собиралось только с Денисом Рысевым. В «Байкал-Энергии» из подающего надежды он вырос в одного из лучших голкиперов мирового бенди, игрока сборной России, трехкратного чемпиона мира. Мы предлагали Денису условия, которые были лучше предыдущих, но, видимо, в хабаровском «Нефтянике» они оказались еще лучше. Это для нас, что скрывать, серьезная потеря.

По остальным игрокам могу только сказать, что они не попадают в тот рисунок игры, который строит сейчас новое руководство. Илью Грачева, к примеру, мы приглашали на большую перспективу, мечтали, что он вырастет у нас в игрока высочайшего уровня. Но пока не потянул. А держать его в команде как хоккеиста среднего уровня смысла нет — у нас и своей молодежи хватает, нужно шанс давать…

— Уходит и, можно сказать, последний из могикан — Андрей Ковалев, выступавший за команду еще в прошлом веке…

— Да, мы с ним вместе на лед выходили. Увы, у каждого игрока настает момент, когда нужно заканчивать. Нужно это понять и принять как должное…

— В связи с этим свой уход из большого спорта не вспоминаете?

— Да у меня все как-то буднично произошло. В 2004 году из команды в очередной раз ушел Сергей Лихачев, а сменивший его на посту главного Евгений Выборов не пожелал продлевать со мной контракт. Заканчивал карьеру в абаканских «Саянах». Там, кстати, в свободное от хоккея время учился на курсах менеджмента, маркетинга, освоил компьютер. Через год вернулся в родной Иркутск, устроился на работу в «Сервико».

— А долгие годы капитанства в иркутской команде тренерскую жилку не разбудили?

— Большого рвения работать тренером у меня никогда не было. Хотя соответствующее образование имеется — окончил техникум физкультурный, а позже и институт. Но, видно, от судьбы не уйдешь. Когда предложили поработать с женским «Рекордом», особо не сопротивлялся, а потом уже здесь, в «Байкал-Энергии», дважды примерял на себя роль наставника с приставкой «и. о».

— Ну если уж рассказали, как карьера завершалась, то логично было бы провести небольшой экскурс и в то время, когда она начиналась…

— В хоккей меня привел старший брат, мне лет 7—8 было, наверное. Учился в иркутской школе № 9, а занимались мы на стадионе «Старт», который располагался во дворах в районе улицы Декабрьских Событий. Там была секция при ЖЭК. Переодевались в подвальчике.

Первый тренер — Владимир Николаевич Ширяев. Коньки, помню, у меня были брата (он старше на 6 лет) — на несколько размеров больше, чем надо. Надевал несколько шерстяных носков — и на лед. Районные, городские, областные соревнования… Где-то меня заметили и пригласили в юношескую команду «Локомотива». Всю зиму, можно сказать, на коньках: после школы на тренировку, потом домой перекусить — и снова на лед, теперь уже на массовые катания.

В 17 лет пригласили в команду мастеров. Помню, как первый раз меня взяли на летние сборы. Администратор команды подвел нас, молодых игроков, к большому ящику — что-то типа большого сундука, открыл его и сказал так, по-барски: «Берите там что хотите!» А там — перчатки рваные, щитки побитые, ну и все в таком духе… Вот так жили. Это вам не нынешняя молодежь, которым амуницию с иголочки да комфортные условия подавай.

Ну и все — потом 19 сезонов от звонка до звонка в «Локомотиве» и «Сибскане». Углубляться в подробности не будем — тут книгу можно писать…

— О минувших днях поговорили, теперь неплохо бы и в будущее заглянуть…

— Ну, как все уже знают, главным тренером в «Байкал-Энергию» приглашен Андрей Пашкин — воспитанник красноярского хоккея, в свое время игрок золотого состава «Енисея». Это было коллегиальное решение. На самом деле в хоккее с мячом сейчас не так много хороших тренеров, которые являются свободными. Так что выбор был небольшой. Пару недель мы думали, решали, прежде чем позвонить Андрею Юрьевичу.

По игрокам. Список потенциальных новичков был весьма обширный — человек, наверное, 15. Четыре хоккеиста уровня российской сборной. Но из них договориться удалось только с Никитой Ивановым. Началось с того, что Владимир Янко переговорил с родителями Никиты, с которыми он хорошо знаком. Сам форвард минувший сезон провел в Швеции, где ему, по его собственному признанию, не понравилось. Я вел основную часть переговоров по поводу этого контракта. Сложности, конечно, были. Особо тщательно всегда оговариваются финансовые вопросы, а условия в каждом клубе разные. У нас, например, игроку выплачивается оговоренная белая зарплата, на размер которой после подписания соглашения уже ничто повлиять не может. И больше никаких дополнительных выплат: съемную квартиру, личные поездки и все остальное, не связанное с пребыванием в команде, игрок оплачивает уже сам.

Несколько слов о других новобранцах. Григорий Лапин, как опытный вратарь, думаю, сумеет надежно закрыть образовавшуюся у нас после ухода Рысева брешь на посту № 1. Ну, а молодые полузащитники — Никита Свиридов, Антон Шевцов и Александр Слугин, мы очень надеемся, сумеют раскрыть свой высокий потенциал именно в «Байкал-Энергии». Как в прошедшем сезоне уже сделали Руслан Тремаскин и Никита Юрлов.

Задача на сезон остается прежняя — бороться за медали самого высокого достоинства.

тэги: Интервью | Байкал-Энергия

Система Orphus