rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России Федерация хоккея с мячом России
Фото Дарьи Исаевой

Фото Дарьи Исаевой

11 апреля 2017 г., Вторник

Максим Ишкельдин: Новый сезон — это страница, которую ты пишешь с нуля

Четырехкратный чемпион мира, плеймейкер национальной сборной страны и хабаровского «СКА-Нефтяника» Максим Ишкельдин о детстве и выборе, летнем лагере для детей и десертах жены, первом тренере и своих мечтах, России и Швеции, рыбалке и кайтсерфинге — в эксклюзивном интервью журналу «Русский хоккей».

…Это интервью, в котором его герой раскрывался столь же стремительно, как и хоккейная карьера Ишкельдина на льду, мы записывали во время осеннего сбора национальной сборной России. Максим рассказал нам о своем детстве и семье, ставшим уже традиционным хоккейном «лагере» для мальчишек и мечте. «У меня нет „золота“ Чемпионата России, как и у „СКА-Нефтяника“: хочется что-то выиграть для себя и для города», — признался хоккеист.

26 марта 2017 года в коллекции многократного чемпиона мира появилась последняя недостающая золотая «деталь» — долгожданный титул чемпиона России. А мы публикуем интервью с одним из лучших хоккеистов мира, ставшего незаменимой частью чемпионской команды.

На авансцену отечественного хоккея парень из Новосибирска ворвался стремительно словно атака в русском хоккее: в 2007 году дебютировал в Чемпионате России среди команд (тогда еще) Высшей лиги за «Сибсельмаш», а в 2010 переехал в «Зоркий», с которым в октябре 2012-го завоевал Кубок мира, став самым ценным игроком турнира. Через три месяца о Ишкельдине говорил весь мир: 22-летний игрок помог сборной России вернуть звание чемпионов мира на льду Венерсборга, а сам Максим получил признание «лучшего полузащитника» мира. Поэтому разговор решено было начать с воспоминаний о первом вызове в главную команду страны.

— Это было в Казани в 2011 году, когда меня пригласил на сборы национальной команды перед чемпионатом мира Сергей Иванович Фирсов, — вспоминает Максим. — Тогда из молодых игроков в заявку попал Вадик Архипкин, а мы с Антоном Шевцовым только тренировались с командой. Но я был рад, что посчастливилось побывать в атмосфере сборной, посидеть в раздевалке с такими мастерами, которые тогда выступали.

— Зато через год в Алма-Ате Вы уже полноценно дебютировали в национальной сборной…

— Да, провел половину матчей. Чувствовал, что действую на максимуме против американцев и норвежцев, в то время как лидеры сборной играли «с запасом». И я понимал, что нужно тянуться за ними и расти. Жаль, конечно, не сыграл со шведами! Но это было незабываемо. Тренировка тренировкой, но когда такие партнеры доверяют тебе в игре и отдают пас, это придает сил, и ты понимаешь, что действуешь правильно и не просто так бегаешь туда-сюда (улыбается).

— Идем по нарастающей: чемпионат мира в Венерсборге, сенсационное во многом «золото» сборной России и личный приз лучшему полузащитнику…

— В Швеции сборная впервые играла без Михаила Свешникова и Ивана Максимова, а для нас, четырех дебютантов, это был первый полноценный чемпионат мира. Но «натаскивать» и готовить к «основе» нас начали еще в Абакане, где мы победили в турнире на призы Правительства РФ. Хотя я приехал в Венерсборг и не все, что происходило, понимал: чемпионат мира, переполненные трибуны, шведы… Вау! А ты выходишь на матч в Гётеборге, совершенно не понимая как против них действовать, ведь до этого с ними на таком уровне еще не играл! Это совершенно другие скорости, другое движение игроков, другая игра в обороне — самый «топ»! И ты должен не выпадать, а быть, как минимум, на этой же скорости, а лучше взрывать темп.

— В феврале в Ульяновске финал прошел без шведов, а на групповом этапе случился кошмарный первый тайм, когда скандинавы «привезли» нам пять мячей… Они в тот день были настолько лучше?

— Шведы были действительно здорово готовы, но вопрос — почему мы так двигались и защищались? Когда такое было, чтобы за 45 минут у сборной России практически не было моментов? Шведы быстрее бежали, быстрее возвращались назад, а мы были медленными и пассивными. И случись в тот день финал, думаю, зрители бы увидели повторение результата чемпионата мира 2005 года в Казани. К счастью, все сложилось иначе.

О ДЕТСТВЕ И РОДИТЕЛЯХ

— Многие спортсмены с детства мечтают попасть в сборную своей страны, а о чем Вы мечтали?

— В детстве я грезил хоккеем с шайбой. Помню во время локаута в НХЛ в 1995 году в Новосибирск приезжала сборная России с Павлом Буре — это казалось грандиозным событием! В 11 лет я попал в хоккей с мячом, и стал ставить перед собой новые цели. Перед глазами был пример ребят на год старше, 1989 года рождения, игравшими на чемпионате мира в Нижнем Новгороде, а ребята 1985−1986 г. р. в составе «Зари» выигрывали и Кубок мира. Хотелось за ними тянуться, попасть в сборную своих сверстников и тоже поехать на чемпионат мира.

— Кто привел Вас впервые в хоккей?

— Мне кажется, в детстве я занимался всем (смеется). На коньки в раннем возрасте меня поставил отец, который и отвел меня в школу «Сибири» по хоккею с шайбой. Чтобы полноценно заниматься, мне нужно было ездить на тренировки тремя видами транспорта: на троллейбусе, на метро, а потом еще на трамвае. Регулярно я ездил только летом, а когда зимой заливали лед на улице, тренировался на катке во дворе.

Попутно была еще легкая атлетика, которой я занимался вечерами под руководством школьного учителя физкультуры. Есть свободные 1,5 часа? Иду на легкую атлетику! Соревновался за школу, ездил в летний лагерь… Было время, когда я проводил в лагерях все лето: ездил с хоккеистами своего возраста, затем со старшими, а следом и с легкоатлетами.

— Вашего отца, Виталия Ильмурзовича, можно часто встретить на важных матчах: он прилетал на чемпионаты мира в Иркутск, Хабаровск, Ульяновск. Чувствуете поддержку или ответственность?

— Это накладывает отпечаток. Помню, когда я уехал в Красногорск и вместе с «Зорким» приезжал в родной Новосибирск, то для меня это были не просто очень тяжелые, а провальные матчи. Было обидно: родители не видят тебя целый год и приходят посмотреть на твою игру, а у тебя не получается ничего!

— Сейчас в Хабаровске играют сразу два Ишкельдиных. Опекаете и наставляете младшего брата Илью?

—  В раздевалке команды мы сидим рядом, но за руку, конечно, никто никого не водит. Я, признаться, не очень мягок с братом в хоккейном аспекте, за что окружающие ругают меня, а Илья принимает мои слова слишком близко к сердцу. Порою на льду я позволяю себе довольно жесткий разговор, но считаю, что когда ты вышел играть, нужно забывать о родственных и дружеских связях.

Помню, в детстве в выходные мы часто выезжали играть в один из городов Новосибирской области, и после целого дня на катке, обратной дорогой в автобусе отец разбирал моменты — где я сыграл не правильно, где ошибся… А я сидел и мечтал о том, чтобы скорее вернуться домой (улыбается). В детстве многого не понимаешь, но без требовательности тренеров и требовательности к самому себе, ничего не добиться.

— Вы родились в спортивной семье?

— Моя мама — Галина Николаевна — спортом не увлекалась, а отец занимался лыжными гонками, выполнив норматив «кандидата в мастера спорта». Как-то я разбирал дома книги и нашел его конспекты занятий команды по хоккею с шайбой, которую он тренировал во время учебы в институте. Тогда, кстати, он познакомился с нынешним директором «Енисея» Валерием Кузововым. Сейчас отец судит матчи Лиги любительского хоккея Новосибирска.

О ДЕТЯХ И ХОККЕЙНОМ «ОБРАЗОВАНИИ»

— Свое детство Вы провели в летних спортивных лагерях, и вот уже сами два года реализуете подобный проект для юных хоккеистов. Как родилась эта идея?

— Когда я был маленький, мой первый тренер Борис Анатольевич Целищев старался зазывать к нам, мальчишкам, на тренировки игроков из команды мастеров. Помню, к нам приходили Сергей Рогулёв и Саша Ким, на которых мы смотрели с открытыми ртами, стараясь запомнить все, что они умеют. Это было очень интересно! Поэтому когда я уехал в «Зоркий», а летом приезжал в Новосибирск, Борис Анатольевич звонил мне и Антону Шевцову и звал покататься на тренировке с ребятами. Двери, как говорится, были всегда открыты.

И вот, наконец, три года назад пришла идея сделать процесс организованным: возглавил его как главный тренер Михаил Юрьевич Юрьев, а мы с Борисом Анатольевичем стали помощниками. Благо нашлась отличная база — крытый футбольный манеж. В Швеции я закупил хоккейные тренировочные майки для ребят, пригласили заниматься с вратарями известного в прошлом голкипера Олега Пшеничного. В 2015 году набралось 20 местных ребят 2000−2001 годов рождения и двое их сверстников с Первоуральска. Утром занимались на «земле», обедали, а вечером выходили на лед.

Возраст 14−15 лет был выбран осознанно: через год-два эти ребята уже потенциальные игроки команды Суперлиги, которым сегодня нужно сделать качественный скачок, чтобы заявить о себе в будущем. С ними мы провели десять дней, и сбор получился очень эмоциональным. Когда в последний день мы пошли вместе обедать в пиццерию, я осознал как «прикипел» к детям и даже не смог сказать напутственное слово на прощание…

Через год в тренировках участвовало 15 новосибирских ребят 2001−2002 годов рождения, еще пятеро — из Кемерово и Красноярска. Заявок, конечно, было куда больше, но разместить тридцать хоккеистов в «коробке» и при этом каждому уделять необходимое время — утопия.

— Летом мальчишкам вдвойне повезло: в Новосибирск приехал Алмаз Миргазов…

— Идея пригласить известного игрока витала и в прошлом году, но сделать это в отпускной летний период непросто. А здесь все совпало: Алмаз собирался домой в Первоуральск, и я предложил ему купить билет через Новосибирск. Он загорелся и так оказался на три дня в нашем лагере, за что я ему очень благодарен: у мальчишек чемпион мира и России был просто нарасхват! Важно, что такой игрок может не только объяснять, но и на деле правильно показать то или иное упражнение. И мальчишки из кожи вон лезли, чтобы сделать не хуже!

Мы обмениваемся опытом с Романом Черных, который организует школу вратарей в Красноярске. Попутно я слежу за лагерем шайбистов, который проводит Павел Дацюк: было бы интересно пообщаться и узнать нюансы организации этого процесса, приглашения тренеров из-за рубежа. Я ничуть не жалею, что мы взялись за эту идею и благодарен за то, что в Новосибирске нам пошли на встречу в ряде организационных вопросов.

Есть мысли запустить подобный проект в Хабаровске, где имеется специализированный крытый стадион для хоккея с мячом. Конечно, добраться ребятам из других регионов на Дальний восток будет куда сложнее, но если некоторые родители тратят немалые суммы на банди-лагеря в Швеции, то почему бы не потренироваться в России?

— Зимой Ваша жена Анна выложила в Интернет ролик о том, как Вы на жутком морозе провели тренировку в поселок Хор…

— Это было предложение Руслана Владимировича Шувалова, с которым мы в один из выходных дней съездили к ребятам. Поселок расположен в 70 километрах от Хабаровска, но выехали мы поздновато: когда приехали, уже смеркалось, а освещение на катке слабое. И упражнения выполняли фактически в темноте (улыбается). После тренировки покатались с женой, выпили чая с тренерами, пообщались, вручили ребятам маленькие презенты от команды — гетры, перчатки, ленту для клюшек, плакаты… Детишкам, конечно, понравилось.

Осенью мы с Михаилом Юрьевичем провели пару занятий уже в «Ерофее» с ребятами 2003 года рождения. И по заверению их тренеров, на таких тренировках у мальчишек получается больше, чем обычно — все стараются.

—  Говоря о становлении хоккеиста, многие упоминают первого тренера. А кто дал Вам то самое хоккейное «образование»?

— Не могу и не хочу выделять кого-то одного. Когда я пришел в хоккей с мячом из шайбы, все оказалось иным: мы много тренировались на «земле», развивали координацию, много кувыркались. Я был, признаюсь, «дубовый»: не умел играть в футбол, не умел жонглировать мячом… Но стал тянуться за ребятами.

Когда из детского хоккея я попал в команду мастеров к Михаилу Викторовичу Быкову, который много внимания уделял нам, молодым, мне в диковинку оказались тренировки со штангой: я не мог сделать и половину того, что делали игроки «основы». Придя в «Зоркий», меня ждала новая ситуация: совершенно другие тренировки, другая модель игры, партнеры из Швеции, сборы за рубежом… Это было очень интересно! Когда я начал работать в молодежной, а затем и в национальной сборной России с Михаилом Юрьевым, то познакомился с его видением хоккея, во многом совпадавшим с моим.

Поэтому могу только поблагодарить всех тренеров, которые встречались на моем пути и вложили в меня что-то свое: у каждого из них были свои взгляды, свой подход и свои требования. Ведь даже те, которые говорят о тебе не слишком приятные вещи, влияют на твое развитие и дают пищу для размышлений. К примеру, у нас сложились непростые отношения в «Сибсельмаше» с Юрием Ивановичем Тишиным, но сейчас, спустя время, я понимаю, что был не всегда прав, и стоило вести себя иначе.

О ПУТЕШЕСТВИЯХ И КАЙТСЕРФИНГЕ

— Вы с женой ведете активные аккаунты в социальных сетях, украшенные сотней снимков из разных уголков планеты… Что Вы покоряли в нынешнем отпуске?

— Так как сейчас мы живем на Дальнем Востоке, устремили свои взоры в Азию. Улетели на Филиппинские острова, а на обратном пути сделали остановку на 5 дней в Сеуле. Филиппины — это шикарные пляжи, дешевые морепродукты… Там можно жить на одних креветках! (Смеется).

В путешествии, кстати, случилась история: по дороге в отель в Сеуле, мы познакомились с двумя соотечественниками, которые летели в Новую Зеландию. И, случайно, выяснилось, что девушка работала переводчиком на чемпионате мира по хоккею с мячом в Иркутске в 2014 году! Не зря говорят, что мир тесен.

— Кто выбирает новое место для отпуска?

— Аня направляет меня. У нее масштабные планы — полететь в Австралию, Америку. А я доволен и менее отдаленными континентами (улыбается). Жена считает, что нужно каждый раз лететь в то место, где прежде еще не бывал. В прошлом году мы, к примеру, летали на Маврикий через ОАЭ, и у нас получился очень насыщенный и сумасшедший трип.

— Специальную карту, на которой стираются уже посещенные страны, купили?

— На ней еще много «белых» пятен (улыбается). После переезда в Хабаровск она еще не распаковывалась. Конечно, мы мечтаем побывать в Австралии и Новой Зеландии, а в США будет шикарная возможность сходить на матч «Сент-Луис Блюз» с участием Владимира Тарасенко, против которого я играл в детстве!

— Экстремальные увлечения захватывают во время отпуска?

— Раньше, когда еще жили в Новосибирске, выбирался покататься на горных лыжах на Танай. В этом году на Филиппинах впервые попробовал себя в кайтсерфинге: была задача за 4 урока с тренером хотя бы встать на эту доску. И я на нее встал! А потом посмотрел видео: е-мое, падаешь и встаешь, встаешь и падаешь (смеется). В Хабаровске, кстати, тоже катаются, но в такую холодную воду я ни ногой!

О СЛАДКОМ И ШВЕДСКОМ

— Где Вы познакомились с будущей женой?

— Это было на День города, в Новосибирске, 29 июня 2008 года. Познакомил нас мой друг Андрей Могильников (прим.ред. — защитник «Сибсельмаша»), и Аня тогда сказала, что уже знает меня. Мы какое-то время общались в социальных сетях, а через несколько месяцев встретились снова, и так все «завязалось».

В прошлом году жена окончила Сибирский Институт Управления, не прерывая учебу ни во время моих выступлений в Красногорске, ни после переезда в Хабаровск. Сейчас работает по специальности, но главная ее страсть, конечно, кулинария: по началу, она баловала тортами и пирожными «макаронс» только семью, а теперь изготавливает десерты по заказу.

— А Вам удалось совместить тренировки с получением диплома?

— Я изначально не хотел идти за физкультурным образованием. Поэтому оказался вместе с другими хоккеистами в Сибирской государственной геодезической академии. Но окончить ее, перейдя в «Зоркий», не успел. Поэтому диплом получал уже в Малаховке — в МГАФК. Тогда-то я понял, что спортсмену, полезно получить специализированные знания о тренировках и восстановлении, питании и физиологии.

— Зато все знают, что Вы сами учили шведский язык…

— Играя в Красногорске, это было необходимо: в команде были ребята из Швеции и Финляндии, три раза в сезоне мы ездили в Скандинавию. И я решил не терять времени: купил разговорник, первый раз сам обменял деньги в аэропорту Арланда… Пытался общаться с Йоханом Эсплундом и Пеккой Хилтуненом, а потом решил найти учителя в Москве, и за месяц регулярных занятий мой уровень прилично вырос. Сейчас стараюсь поддерживать его в «СКА-Нефтянике» рядом с Эриком Сэфстремом.

— Прошлой весной много писали, что у Вас был вариант попробовать себя в Элитсерии…

— Разговоры пошли сразу после того, как мы с Аней побывали в гостях у Йохана Эсплунда. Скажу честно: такая мечта есть. Но сбудется ли она или так и останется мечтой? Я готов к переезду и смене не только хоккейных, но и бытовых условий. Всегда можно попробовать себя в новом месте и посмотреть, что из этого выйдет.

Хотя знаете, у меня дома где-то есть кассета с записью, на которой мне лет 9. На ней, во время соревнований, корреспондент спрашивает меня, где бы я хотел играть. И знаете, что я отвечаю? «В России».

О «СКА-НЕФТЯНИКЕ» И КУБКЕ МИРА

— Многие считают, что силы в нынешнем сезоне подравнялись после того, как в Швецию уехали Ломанов и Джусоев. Хабаровск готов подвинуть «Енисей»?

— Мы боролись с красноярцами и в прошлом сезоне, но это был сильно обновленный «СКА-Нефтяник», которому требовалось время для сыгранности. Теперь мы уже провели год вместе, и стали сильнее. Но пока тяжело что-то определенное сказать о том, как сказался отъезд лидеров на чемпионах России. История помнит, как в свое время Ломанов-старший уехал в «Сириус», а Красноярск смог стать чемпионом СССР. Дождемся сезона и увидим, кто окажется стабильнее других.

— «СКА-Нефтяник» разгромил «Енисей» в ¼ финала Кубка мира (5:1). Правда, не сумел пройти в финал…

— Некоторые тренеры рассматривают через призму этого турнира Чемпионат России, но мы, игроки, считаем его самым крутым и престижным соревнованием. В «Зорком», к примеру, вся подготовка строилась «под» Кубок мира. В Сандвикене каждый год кто-то преподносит сюрприз, а фавориты, наоборот, допускают нелепые осечки, но турнир тем и прекрасен.

Помню, когда я еще играл за «Сибсельмаш», мечтал сыграть именно в Кубке мира. Жаль, что не застал турнир в Юсдале, но и сейчас турнир не менее «адреналиновый». Многое зависит и от календаря, и от условий — во сколько ты начал и закончил играть, кто твой первый соперник, кто первый забил гол в матче… Побеждает даже не тот, у кого больше мастерства, а тот, кто меньше устал.

— В этом году Вам пришлось провести три матча менее, чем за сутки. Какие есть секреты восстановления в таких условиях?

— В Швеции вода другая (смеется). Ее можно из-под крана пить! А если серьезно, то важно даже то, как долго ты добираешься до отеля, во сколько ты ужинаешь и выходишь на разминку. В таком скоротечном турнире эти факторы играют огромную роль.

— У Вас в коллекции — Кубок мира и четыре золотые медали чемпионата мира. Какие вершины видите перед собой?

— У меня нет «золота» Чемпионата России, как и у «СКА-Нефтяника»: хочется что-то выиграть для себя и для города. Да и в целом, каждый сезон — это новая страница, которую ты пишешь с «нуля», невзирая на то, что было в прошлом. Что касается лично меня, то я понимаю, в чем нужно прибавлять, и осознаю, что ответственность за результат на льду зависит не от кого-то, а лично от меня.

О ЩУКЕ И КНИГАХ

— В прошлом году «СКА-Нефтяник» устраивал командную рыбалку в Верхней Маноме, а Вы поймали первую щуку… Зацепило?

— Понравилось, но рыбаком я так и не стал. Правда, уха, которую мы потом сварили из командного улова, была вкусная! Сейчас все свободное время — это хоккей. Раньше увлекался большим теннисом, а сейчас душа лежит к шоссейному велосипеду, хотя не назову это серьезным хобби.

— Чтением биографий великих спортсменов не увлекаетесь?

— Скажу сразу, что читаю я немного (улыбается). Хотя жена часто меня ругает, что книги я покупаю, но не читаю. Недавно прочел интереснейшую книгу Андре Агасси, а до этого были биографии Рафаэля Надаля, Лэнса Армстронга и Алексея Ковалева. Надеюсь, доберусь до повествования сэра Алекса Фергюссона.

— То есть сборная России по хоккею с мячом в «Что? Где? Когда?» футбольной бы не уступила?

— В грязь лицом бы мы не ударили, хотя некоторые считают, что спортсмены, в большинстве своем, не образованные и узколобые. Поверьте, в сборной России есть интеллектуалы!

Журнал «Русский хоккей» (выпуск октябрь-ноябрь'2016)

тэги: Интервью Журнал "Русский хоккей" Максим Ишкельдин

Система Orphus

Партнеры ФХМР

Международная федерация бенди Госкомспорт России Олимпийский коммитет России Ассоциация любительского хоккея Холдинговая компания Сибирский Деловой Союз
Благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева Спорт-Экспресс Телеканал Спас Корпорация Руан Tackla - официальная экипировка сборной России по хоккею с мячом