rusbandy.ru Федерация хоккея с мячом России

Виктор Каменев: Я никогда не искал себе кумиров

22 декабря 2016 г., Четверг

Фото skabandy.ru.

Как утверждает известная поговорка, хороший вратарь — это половина команды. В этом лишний раз могли убедиться хабаровские болельщики, на протяжении трех лет наблюдавшие за блистательной игрой шведского легионера «СКА-Нефтяника» Йоэля Отен. Увы, ничто не вечно под луной. Шведский «викинг» покинул Хабаровск, а его место в составе армейской дружины занял совсем еще молодой по вратарским меркам, но уже достаточно опытный 22-летний голкипер Виктор Каменев.

Армейский клубный журнал «PRO Bandy» представляет очередного новобранца «СКА-Нефтяника».

— Виктор, как быстро ты адаптировался в Хабаровске?

— Я приехал в апреле, и первые две недели были очень тяжелыми. Не зря говорят, что переезд — это стресс. Привыкал и к новому времени, и к городу. Последние три года я провел в Красногорске. Рядом Москва… Там мне и семье было очень комфортно: садик, работа. Сейчас и в Хабаровске всё нормально: чувствую себя спокойно. Живу рядом с ареной, и ни разу об этом не пожалел, хотя все говорили, что центр лучше. Жене и сыну удобно ходить на матчи, недалеко. А с учетом погоды и сильного ветра, для них это лучше.

— В Хабаровске много солнца, а в Мончегорске?

— Там полярный день и полярная ночь. В это время световой день длится менее получаса. Трудно, но куда сложнее, когда начинаются белые ночи! Летом — светло круглосуточно. Перепутать день с ночью также легко, как в Хабаровске, когда меняешь часовые пояса.

— Известно, что ты вратарь уже во втором поколении…

— Да, мой отец был вратарем. Я все детство провел на хоккейном поле, смотрел его игры.

Всю жизнь отец играл в Мончегорске, в команде «Североникель». Когда я пришел в хоккей с мячом, то начал с нападения. Но, глядя на отца, решил сменить амплуа. Позиция вратаря мне очень нравится: чувствуешь, что на тебе большая ответственность. А я люблю сложности.

— Как получилось, ты и отец играли вместе за одну команду?

— Мне было лет 13−14, когда отец был играющим тренером в Мончегорске. У хоккея с мячом тогда были большие проблемы. Меня пригласили во взрослую команду, и на 89 минуте матча я занял место отца в воротах. Сейчас он детский тренер. А было время, когда он работал плавильщиком на металлургическом заводе КГМК.

— Родители ведь не собирались делать из тебя спортсмена?

— Такой цели у них не было. Потому что профессиональный спорт — это сложная штука. Если ты идешь к своей цели, то многие вещи детства проходят мимо. Для мамы было важно, чтобы я хорошо учился. Это было, можно сказать, ее условием: хорошо учишься — значит, играешь в хоккей.

— Какими качествами должен обладать вратарь?

— Прежде всего, хладнокровием. Команда должна чувствовать, что за спиной все хорошо. Спокойствие — это когда вратарь ловит свои мячи, выручает команду и четко подсказывает игрокам. Это важно, так как вратарь единственный, кто видит все поле.

— Ты «говорливый» вратарь?

— Скорее, да. Об этом просят и в сборной России, и в детской школе учат, что вратарь должен подсказывать, помогать. Когда игроки слушают вратаря, всем становится проще.

— Что еще должно быть кроме спокойствия?

— Умение руководить, уверенность в собственных силах. Так как неуверенный вратарь может создать проблемы команде. С уверенностью приходит и стабильность.

— Кто для тебя являлся или является примером для подражания?

— Только отец! Смотря на его игру, я и стал вратарем. Я никогда не искал себе кумиров. Хочу, чтобы у меня был свой стиль игры, по которому меня будут узнавать.

— Как правило, вратарям в командах мастеров приходится долго ждать своего часа. Ты был готов к этому?

— Безусловно, готов! Когда я приехал в «Зоркий», то был сначала третьим вратарем. Полсезона я старался показывать на тренировках свои лучшие качества, старался доказать, что достоин играть. Мне дали немного игрового времени, и я стал вторым вратарем. На следующий сезон стали доверять уже больше. Главное — это уметь воспользоваться своим шансом.

— В «Зорком» ты провел немало времени. Были ли там какие-либо клубные традиции?

— Лучший игрок матча получал ястреба! Это детская резиновая игрушка с крыльями. Как-то мы были в Крылатском, игрушка лежала на скамейке запасных. Кто-то из ребят взял ее, занес в раздевалку и вручил одному из игроков. После матча он решил, кто был лучшим и передал игрушку ему, и так далее. Неплохая традиция, я считаю.

— Выступление на Кубке мира: что можешь сказать об игре команды и о своих действиях?

— Очень жаль, что мы дошли только до полуфинала. Мне дали шанс отыграть весь плей-офф. Я и ошибок не допускал, но и выручить команду, к сожалению, не получилось. Поэтому за турнир себе поставлю минус.

— Часть болельщиков считает, что ты был не совсем психологически и физически готов к полуфиналу с «Виллой»…

— У всех свое мнение. Я знаю, что я был готов к этому матчу полностью. Если брать мою работу, то игра прошло ровно. А так не должно быть в полуфинале. Не получилось выручить команду в одном моменте. Если бы была возможность, я бы сыграл немного по-другому. Остается сделать выводы и идти дальше.

— Это был твой первый Кубок мира?

— Нет, второй. Первый был с «Зорким». Мы вышли из группы и сразу же проиграли «Вестеросу». Я играл тот матч, на последней минуте мы не забили пенальти. Петр Захаров попал в штангу. Уступили 3:4.

— Это правда, что домашний матч с «Енисеем» стал для тебя первым, где ты не пропустил ни одного мяча?

— Да. До этого была возможность на Кубке России в Ульяновске. Играл против Мурманска, но меня заменили на 65 минуте. Мы выиграли 6:0, но тот матч я в зачет не беру. Поэтому игра с «Енисеем» — это мой первый полный матч на ноль в суперлиге.

— А какой из сыгранных матчей самый памятный?

— Выделить только один — не получится. Очень напряженными были финалы чемпионатов мира, когда играл за юношей и юниоров. Мы дважды победили. Еще запомнилась игра прошлого сезона, когда «Зоркий» настигли финансовые проблемы и клуб потерял сильных игроков. Нам удалось выиграть в Архангельске. Хотя, когда мы были в боевом составе, мы им проигрывали и дома, и в гостях два сезона. И, безусловно, добавлю сюда «сухой» матч с «Енисеем».

— Твой игровой номер — первый. Такой же, как у Йоэля Отена, который был любимцем команды…

— Я уже говорил, что хочу быть индивидуальностью, личностью. Поэтому не стоит сравнивать. Я стараюсь играть хорошо. Если всё будет получаться, то болельщику будет приятно, и он будет спокоен за наши ворота. На самом деле, у меня отец всегда играл под первым номером. И для меня вратарская позиция и первый номер — это одно целое, как синонимы. Как-то в Мончегорске я играл под 111-ым номеров. Хотел оставить его, когда перешел в Мурманск, но в первом же матче, судья сказал, что нельзя его использовать. Правила тогда изменились. Пришлось взять 94, так как единица была занята отцом.

— Чем занята твоя жизнь вне хоккея?

— Семьей, сыном. Он — моя самая большая радость. Его тоже зовут Виктор. У меня отец Виктор Юрьевич, а мы с сыном — Виктор Викторовичи. Сын очень любит ходить на матчи. Ему еще в Красногорске нравилось. Его там знали и болельщики, и тренерский штаб. А здесь у него восхищение от арены. Самая интересная игра дома — это клюшка и мяч. Еще он смотрит на меня и садится на шпагат.

— Многие ребята в команде обожают рыбалку. Готов пополнить их ряды?

— Спиннинг я купил еще в Швеции, когда был там с «Зорким». Там же поймал свою первую щуку. Но я не могу сказать, что это мое увлечение. Просто там нечем было больше заняться. К рыбалке я отношусь спокойно, а вот ходить за грибами, ягодами — люблю. При этом грибы я вообще не ем. Мне нравится сам процесс сбора. Я вообще в плане еды очень привередлив. Рыбу не ем. А жена любит икру и морепродукты — в этом для нее здесь плюс.

— Откуда такое отношение к еде?

— Для меня еда — это то, что придает силы. Я не из тех, кто будет смаковать блюда в ресторане. Прогуляться по городу пешком для меня куда приятнее.

— Как ты восстанавливаешься после тяжелых матчей?

— Внутри только одно чувство — опустошение. Семья знает, что в этот момент мне нужно побыть одному. Я полностью выкладываюсь на поле, поэтому после игры эмоций нет. Даже если взять Кубок России, то, даже не играя, я всеми возможными силами пытался помочь ребятам, поддерживал их вне поля. Поэтому после финала сил не было. А если не выкладываться на 100 процентов, то на душе потом будет неспокойно. Поэтому во время матча надо отдаваться полностью.

тэги: Интервью | СКА-Нефтяник